Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Рыбхолодфлот :
    все материалы
    1. КАК ЭТО БЫЛО:ИСТОРИЯ РАЗВАЛА КАМЧАТСКОЙ БРХФ
    2. РЫБХОЛОДФЛОТ: ВРЕМЯ ВОСПОМИНАНИЙ
    3. Слева - корейцы, справа - американцы
    годы:
    «.» 1991 г. - до наших дней
    2001.05.31 "Новая Камчатская правда"

    РЫБХОЛОДФЛОТ: ВРЕМЯ ВОСПОМИНАНИЙ

    КАК "УХОДИТ ИЗ ЖИЗНИ" СТАРЕЙШЕЕ РЫБНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ КАМЧАТКИ


    Черную дату в истории рыбной промышленности полуострова назначил арбитражный суд Камчатской области решением от 28 апреля прошлого года, которым с этого дня в открытом акционерном обществе “Рыбхолодфлот” вводился последний этап процедуры банкротства - конкурсное производство сроком на один год. Это значит, что после 28 апреля 2001 года старейшее рыбохозяйственное предприятие Камчатки должно было исключиться из Единого государственного реестра юридических лиц. Попросту говоря, прекратить все и всякое существование. Навсегда.

    А за два дня до роковой даты состоялось собрание кредиторов, которые, ознакомившись с отчетом конкурсного управляющего, приняли решение (утвержденное затем арбитражным судом) о продлении на три месяца конкурсного производства. Этот факт многие бывшие рыбхолодфлотовцы расценили как обнадеживающий: может быть, спрашивали они, звоня в редакцию, произошли изменения и появились шансы сохранить это предприятие?

    - Нет, к сожалению, на стадии конкурсного производства процесс банкротства носит уже необратимый характер, - ответил на волнующих многих в нашем городе вопрос конкурсный управляющий Александр Петрович Устюгов. - Ни у кого не должно быть иллюзий и беспочвенных надежд. Что касается продления срока конкурсного производства, то это связано исключительно с тем, что установленного судом времени не хватило для реализации нескольких обязательных процедур. Например, возникли непредвиденные осложнения с реализацией недвижимости. В свое время произошла путаница с адресом здания управления, а теперь пришлось все это распутывать и приводить в порядок. Кредиторы оценили причины затягивания срока как непредвиденные и независящие от конкурсного управляющего, и даже решили продлить его не на два месяца, как я предлагал, а на три. Я, в общем-то, понимаю, что редакция в этом факте видит какой-то подтекст. Напрасно. Кредиторы - самые заинтересованные люди, чтобы процедура банкротства завершилась с максимальной эффективностью - тогда у них, как представителей последней, пятой, очереди по реестру должников, появляется возможность получить часть того, что “Рыбхолодфлот” был им должен. Поэтому, не будь веских причин, они бы не приняли решения продлить процедуру банкротства.

    - Очень хорошо, что вы сразу прояснили этот вопрос. Хотя, будь у меня основания подозревать какие-либо нарушения или неблаговидные действия в конкурсном управлении, спросила бы об этом прямо. На самом деле, обращаясь к вам с вопросом наших читателей, признаюсь, тоже надеялась услышать, что произошло невероятное и “Рыбхолодфлот” сможет избежать банкротства. У меня к этому предприятию особое отношение. Дело не только в долгой и славной истории старейшего предприятия рыбной промышленности полуострова. За 15 лет, что прошли с первого журналистского визита, я узнала столько удивительных, интересных людей, со многими из них и сейчас с удовольствием встречаюсь. О других вспоминаю, когда слышу новости от общих знакомых. Приходя в “контору”, всегда чувствовала себя как дома, как в своем коллективе. Такого ощущения не испытывала больше нигде, хотя и с другими рыбацкими организациями всегда дружила. Больше нигде не встречала таких своеобразных и очень теплых традиций, такой душевной открытости. Знала в “Рыбхолодфлоте” людей, которых с радостью бы взяли на других флотах, но они оставались верными своему предприятию. Ведь и вы сами, Александр Петрович, даже когда настали в БРХФ трудные времена, не поменяли место работы.

    А.П.Устюгов: - Да, судьба “Рыбхолодфлота” - это наша общая боль. И сейчас, когда в опустевшее здание управления приходят наши бывшие работники, мы, вспоминая прошлые времена, неизменно обсуждаем: а можно ли было сохранить “Рыбхолодфлот”?

    - И к какому выводу приходите? Ведь, действительно, другие базы флотов сумели выстоять, хотя и у них были серьезные проблемы.

    А.П.Устюгов: - Знаете, смотря на ситуацию 1995-1996 годов теперь, понимаешь - был шанс. Правда, очень условный. До 1994 года, уже в условиях рынка, предприятие было достаточно стабильным и финансово устойчивым. А потом буквально в течение года пошли сбои, образовалась задолженность по заработной плате и прочим платежам. Большой ошибкой тогдашнего руководства было то, что экономическую политику плохо просчитывали. Например, экс-плуатация флота в тот период не оправдывала затрат. Часть судов было бы выгоднее поставить на прикол. То есть использовать транспортный флот, а на промысел отправлять, допустим, только крабовиков. Надо было продавать старые пароходы, сокращать численность работающих - и в управлении, и плавсостав. Впрочем, генеральный директор понимал это, а его нерешительность в применении этих мер, на мой взгляд, объяснялась одним - за каждым таким шагом стояли люди. Кстати, все это сделали приморцы, когда в 1996 году стали собственником контрольного пакета акций ОАО “Рыбхолод-флот”. Но, видимо, момент уже был упущен. Поэтому их экономически грамотные, но “кровавые” методы положения не спасли. Слишком уже мы увязли в финансовом болоте. Но даже если бы в 1994-1995 годах руководство БРХФ предприняло все меры, которые я перечислил, маловероятно, что удалось бы спасти БРХФ. Дело в том, что сделать предприятие мобильным, работоспособным - было возможно, безусловно. Но расплатиться с долгами по налогам и в фонды, на которые каждый день накручивались штрафные санкции - нет.

    - Честно говоря, я придерживаюсь такого же мнения. Хотя считаю, что весомая доля ответственности лежит и на руководстве ПО “Камчатрыбпром” того периода, когда базы флотов входили в состав объединения. Ведь новый флот направлялся в другие структурные подразделения, которые свои, отработавшие срок, траулеры, плавбазы, ПРы сбагривали “Рыбхолод-флоту”. В итоге техническое состояние флота настолько ухудшилось, что это стало сказываться и на качестве специалистов, которые устраивались в организацию - лучшие кадры предпочитали работать на современных, с хорошими бытовыми условиями судах. Только незадолго до экономических реформ “Рыбхолодфлот” начал заниматься обновлением флота, и, главное, созданием добывающего. Но было уже поздно. Поэтому я бы не стала сегодня возвращаться к этому болезненному вопросу “кто виноват?”, ошибкам руководителей разных периодов, истории того, как акционерное общество “Рыбхолод-флот” стало приморским и всем событиям, которые происходили после этого. Сделанного не исправишь. Но вот о чем, считаю, надо поговорить. “Рыбхолодфлот” стал банкротом. В мире бизнеса такое случается не так уж редко. Больше того, иногда ставшие несостоятельными коммерческие структуры не только не допускают скандальных ситуаций - их владельцы и исполнительные директора сохраняют свою деловую репутацию, потому что не уклонялись от ответственности и сделали все, чтобы расплатиться с кредиторами. Да, не будет “Рыбхолодфлота”. Но важно, какой останется память о нем. Хочется, чтобы добрая, не омраченная недоброжелательными слухами, недомолвками, незаслуженными претензиями. Поэтому я и прошу вас, Александр Петрович, как конкурсного управляющего, рассказать нам - как “Рыбхолодфлот” “уходит из жизни”?

    А.П.Устюгов: - Думаю, достойно. И я согласен, что люди должны об этом знать. В сентябре 1997 года в “Рыбхолодфлоте” начался первый этап процедуры банкротства - так называемое внешнее управление. Этот этап предполагает возможность наладить производство и восстановить платежеспособность предприятия. Хотя на практике это почти никому не удается. Но от эффективности внешнего управления, тем не менее, зависит многое. Прежде всего - сколько реальных средств удастся заработать и привлечь для удовлетворения требований кредиторов. Мне не подотчетна деятельность внешнего управляющего, но одно могу сказать твердо: было сделано все, чтобы на этапе конкурсного производства мы рассчитались с кредиторами первой (получившие увечье, ущерб здоровью на производстве) и второй (работники предприятия, которые обращались в суд по невыплаченной зарплате) очередей реестра. На сегодня по первой очереди основные выплаты сделаны, и оставшиеся суммы мы скоро погасим - это гарантирую. Задолженность по зарплате в значительной степени была ликвидирована еще в период внешнего управления, а мы продолжили. Ни один бывший работник “Рыбхолодфлота” заработанных денег не потеряет. Впрочем, большинство их уже получили. Нам даже приходится объявления в СМИ давать: в кассе есть деньги, приходите.

    - Давайте уточним. Мы говорим о людях, которые работали на предприятии акционерного общества “Рыбхолод-флот”, но не об акционерах?

    А.П.Устюгов: - Безусловно. Акционерное общество стало банкротом, и акционеры утратили права на доли собственности. Проще говоря, акционеров у “Рыбхолодфлота” теперь нет - есть только кредиторы, которые контролируют и регламентируют деятельность конкурсного управляющего. Так предусматривает законодательство.

    - Понятно. И перед работниками предприятия обязательства по оплате труда будут выполнены в полном объеме. Но все долги вы погасить не сможете?

    А.П.Устюгов: - Все - конечно, нет. Будь это возможно, речь о ликвидации предприятия не шла бы. Мы не сможем рассчитаться по налогам в бюджеты, внебюджетные фонды, со всеми кредиторами - юридическими лицами (о чем они, естественно, осведомлены), по некоторым другим платежам. Другое дело, что еще остается имущество к реализации, и моя задача - распорядиться им с максимальной выгодой для кредиторов.

    - Но вот будет продан “последний гвоздь”...

    А.П.Устюгов: - И миссия конкурсного управляющего завершится. А “Рыбхолодфлот” будет исключен из Единого государственного реестра записью о ликвидации.

    - Конечно, тем, чья жизнь была связана с “Рыбхолод-флотом”, с этим примириться будет нелегко. Но помимо этого они могут столкнуться и с неприятными проблемами от последствиями ликвидации предприятия. Например, оформляя пенсию. Там ведь требуются бухгалтерские справки о заработке в разные годы. “Рыбхолодфлота” уже не будет, и обратиться за такой (или другой) бумажкой некуда.

    А.П.Устюгов: - Ни в коем случае такого не произойдет. Уж поверьте, мы бы не допустили, чтобы с ликвидацией предприятия потеряли трудовые биографии работавшие на нем люди. Вся документация кадровиков и бухгалтерии сохранена. Мы передаем ее в государственный архив. Там уже готовят помещения. Никаких проблем тут не будет.

    Меня сегодня волнует другое. Думаю, это всех рыбхолодфлотовцев волнует. Вы вот говорили - важно, какой останется память о “Рыбхолодфлоте”. Да, важно. И сделано все, чтобы память осталась добрая. Вот что сделать, чтобы эта память не стиралась?

    - Наверное, напоминать камчатцам о старейшем предприятии рыбной отрасли полуострова. “Новая Камчатская правда”, кстати, с удовольствием предоставит свои страницы для публикации воспоминаний ветеранов “Рыбхолодфлота”о его истории.

    А.П.Устюгов: - Спасибо за предложение. Лично я обязательно им воспользуюсь.

    Беседовала Елена ФЕДОРЧЕНКО



    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес