Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Каменцев Владимир Михайлович:
    все материалы
    1. Счастье ли быть богатым в стране бедных?
    годы:
    «.» 1991 г. - до наших дней
    2002 № 20(77) "Содружество"

    СЧАСТЬЕ ЛИ БЫТЬ БОГАТЫМ В СТРАНЕ БЕДНЫХ?

    Владимир Михайлович Каменцев - член политсовета РОПП, 23.11.2002

    Владимир Михайлович Каменцев только что отметил свое 75-летие. Он по-прежнему в гуще дел, полон энергии. Как и раньше, он востребован временем. Подтверждение тому – его избрание вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей (работодателей), а теперь и членом политсовета РОПП.
        
        У Каменцева нередко берут интервью журналисты. Но вот ведь, недоумевает он, публикации, за редким исключением, где-то застревают. И объясняет: иным хозяевам СМИ не по душе острые оценки, которые дает без оглядки на власть имущих старый производственник, его тревога и нескрываемая боль за будущее страны.
        Однако Владимир завоевал право всегда иметь свое мнение. Ровно 60 лет назад 15-летним пареньком он впервые ступил на судовую палубу. Шел 1942-й, год Сталинградской битвы. Сколько раз они проводили свой пароходик от одного до другого берега и обратно по кипящей от снарядов реке! На каждый ее квадратный метр, подсчитают позднее специалисты, тогда падало сто килограммов металла. Были случаи, когда люди сходили с ума. Но мальчишки не верят в смерть. Это и спасло.
        – Я благодарен судьбе, – говорит мой собеседник, – за то, что свой осознанный путь начал именно там, под Сталинградом. Через всю жизнь пронес убеждение: всегда важно иметь свою жизненную позицию и не изменять ее в угоду никакой конъюнктуре.
        
        – Как вы, многоопытный хозяйственник, за плечами которого работа на самых высоких административных постах – от министра до заместителя председателя Совета министров СССР – оцениваете нынешнее состояние отечественной промышленности? В чем, на ваш взгляд, первопричины трудностей, которые переживает Россия?
        – Все политики (а теперь каждый, кто хоть однажды выступил в печати, на телевидении, считает себя политиком) делятся на две категории. На тех, кто рассказывает, как раньше все было отлично, а сейчас плохо, и тех, кто рассказывает, как раньше все было плохо, а теперь вот хорошо. Показательно: и те, и другие о прошлом говорят со знанием дела. Ведь действительно, раньше было много и плохого, и хорошего. Когда же заходит речь о том, что надо предпринять, чтобы исправить положение, звучат сплошные лозунги.
        Казалось бы, ясно: без подъема производства невозможно улучшить жизнь в стране. Давно ли заграница охотно приобретала наши станки, самолеты, часы, по нашим лицензиям строились установки непрерывной разливки стали, сухого тушения кокса, разливки алюминия в электромагнитном поле? Мы сами уступили свои позиции на мировом рынке. Время подтвердило: нельзя было бездумно, не просчитав все последствия, начисто отказываться от государственного вмешательства в экономику.
        Нет, я не за возврат к командной экономике. На местах многое виднее, чем в Москве. Но в любом случае разрушать промышленный потенциал России, мягко говоря, – преступное недомыслие.
        Экспорт – зеркало экономики. Мы занимаемся торговлей сырьем: сырой нефтью, а не продуктами из нее, лесом, покупая затем втридорога за рубежом бумагу, мебель, изготовленные из него. Продаем рыбу в воде и рыбу, выловленную в нашей зоне нашими рыбаками, на наших судах. Рыба идет за границу, там ее, создавая у себя новые рабочие места, перерабатывают и продают россиянам: купив за три копейки, продают за три рубля.
        
        – Как в этих условиях ждать добрых перемен в стране?
        – Считаю так: чтобы заставить человека что-то сделать, надо прежде добиться, чтобы он захотел это сделать. Захотел вложить свои знания, умение, время, деньги, если они у него есть, в производство, а не в модную ныне посредническую деятельность. У нас пока происходит все наоборот. Тот, кто занимается производством, – нищий. Кто торгует – побогаче. Кто проворачивает финансы, у тех вообще деньги из ушей лезут. Я не против банков, без них не обходится ни одна экономика. Но почему они так неохотно вкладывают деньги в промышленность?
        Может быть, потому, что мы по-прежнему ждем законов, которые бы реально стимулировали развитие производства и экспорта. Пока же многие совместные предприятия лишь декларируют свою приверженность производству, а фактически увлечены посредническими операциями. Основные фонды у таких СП – стол, стул и телефон. Купил – перепродал – перевел деньги за границу. Вот и весь «вклад» в обновление экономики.
        Надеюсь, после таких слов понятно, почему я охотно вступил в Российскую объединенную промышленную партию. РОПП нацелена на главное – увеличить объем производства в России. Мне это близко. И объяснять не надо: ведь кем я только не был – кочегаром, матросом, руководил крупнейшими предприятиями, занимал посты министра, зампреда Совета Министров СССР.
        Имея около трех процентов населения планеты, Россия располагает примерно половиной всех ее сырьевых ресурсов. Почему же мы такие бедные? Почему с протянутой рукой обращаемся к маленькой Японии? Ищем поддержки в Голландии, территория которой меньше половины Москвы? Вероятно, плохо научены заботиться о будущем страны.
        РОПП – новая политическая партия, у которой, думается, есть перспектива. Ее членами уже захотели стать более 100 тысяч человек. На днях в Колонном зале столицы мы обсуждали стратегические направления своей деятельности. Директора ведущих предприятий страны озабочены тем, как создать новые рабочие места, дать людям возможность заработать, для них приоритет – подъем производства.
        
        – А как на этом фоне вы охарактеризовали бы состояние родной отрасли – рыбной промышленности?
        – Говорят, что цифры – скучная вещь. Но вдумайтесь: сколько трагизма стоит хотя бы за такими показателями. Еще сравнительно недавно наша рыбная промышленность была ведущей в мире. В 80-х в СССР вылавливали 11 млн тонн рыбы ежегодно, в том числе в России – около 8 млн тонн. Сейчас – 3 млн тонн. В то время 80 процентов добычи шло на внутренний рынок. Мы выполняли главную задачу – накормить свой народ. На душу населения в год приходилось 20 килограммов рыбы. Сегодня – 9 килограммов. Все как в кривом зеркале. Ныне на экспорт идет 80 процентов добытой рыбы, остальное – на внутренний рынок.
        Для кого-то стало модным отзываться о рыбаках как о коррумпированных людях, как о расхитителях. Что греха таить, попадаются и такие. Но давайте смотреть в корень! Почему отрасль с полумиллионным коллективом, призванная обеспечивать продовольственную безопасность государства, в одночасье превратилась в «скопище жуликов»?
        Сегодня в государевом хозяйстве осталось 4 процента флота. Вот она – долгожданная частная собственность. Почему же судовладелец считает родной порт неродным? Да потому, что ему выгоднее продать рыбу иностранцам. В родном порту его задавят проверками, налогами, таможенными пошлинами… Рынок в отечестве получился кривобоким, с наклоном в сторону зарубежья.
        Нефть, лес, металл при продаже пересекают таможенную границу. С рыбой вопрос особый. В территориальных водах, где действует таможня, мы добываем лишь пятую часть биоресурсов. Основную массу рыбы ловим в фактически бесконтрольной 200-мильной зоне. Добытое здесь вроде бы и наше и не наше, потому что сплошь и рядом уходит на чужой стол.
        Действующее законодательство демонстрирует свою беззубость. Изменить его никак не удается. Похоже, кому-то выгодно ловить рыбку в мутной воде.
        
        – Что предпринимаете вы как руководитель Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ)?
        – Наша ассоциация призвана защищать интересы российских рыбаков. Вначале, восемь лет назад, она насчитывала 23 участника. Сегодня в нее входят более 70 крупнейших отраслевых предприятий, организаций, НИИ и объединений всех видов собственности. Учитывая суровые рыночные реалии, мы разрабатываем рекомендации о развитии рыбного хозяйства, возрождении рыбопромыслового флота, необходимой инфраструктуры на берегу, определяем приоритетные направления размещения инвестиций.
        В поле нашего зрения – крупномасштабные вопросы, затрагивающие завтрашний день отрасли, ее место на российском и мировых рынках. Ассоциация установила тесные контакты с администрациями многих регионов, и этот процесс активно развивается. Действует генеральное соглашение между МВЭС и ВАРПЭ, цель которого – координация усилий в сфере внешнеэкономических связей. Растет число заключенных договоров о сотрудничестве с торгпредствами РФ в зарубежных странах.
        Говоря о международном взаимодействии, не могу не сказать о судьбе химического оружия фашистской Германии, затопленного после войны в северных морях. Еще в декабре 1995 года, выступая перед представителями более ста стран в Киото (Япония), я рассказал об опасности, грозящей европейскому рыбному рынку. Напомнил: речь идет о реально назревающей глобальной экологической катастрофе. И не только в Балтийском регионе. Политики пока стараются не замечать этого дамоклова меча, который ставит на грань прямого риска здоровье, жизнь миллионов людей.
        Ассоциация активно выступает за принятие законов, которые позволят повернуть рыбный поток опять в Россию. К сожалению, не все зависит от нашей доброй воли. Вспомним. В 1997 году был принят федеральный закон о регулировании агропромышленного комплекса, куда входит и рыбная отрасль. Главным в документе обозначена продовольственная безопасность страны, обеспечение россиян продуктами питания. Закон не действует.
        Во всем мире правительства борются за рабочие места для своего народа. Та же Калифорния США, к примеру, могла бы завалить Японию своим рисом. Но японцы установили на рис таможенную пошлину в 700 процентов, исходя из интересов своего крестьянства. Похоже, там лучше понимают, чем у нас: быть богатым в стране нищих – это не великое счастье.
        Я немало лет проработал в Мурманске. Почти вся треска, которую мы вылавливаем в Баренцевом море, идет в Норвегию. Недавно я снова побывал в этой стране. Из окна гостиницы городка Тромсе видно: весь порт забит российскими судами с рыбой, добытой российскими рыбаками. После ее переработки на норвежских предприятиях она возвращается к нам, естественно, по соответствующей цене. Мы обеспечиваем для своего северного соседа 60 процентов рабочих мест. И это в то время, когда мурманские предприятия простаивают без загрузки.
        Ассоциация предложила проект закона, по которому выловленная в национальных водах рыба должна быть привезена в наш порт. Мгновенно в СМИ поднялся «шторм» обличений: хотят перекрыть важный канал экспорта! Мы – де просто не в силах справиться с подобным объемом биоресурсов. Норвежская печать более откровенна: без русской рыбы большая часть северных предприятий обанкротится. Здесь признают: нищета российского Севера и процветание Севера норвежского вызваны одной причиной – близорукой политикой российских властей, создававших условия для обогащения Норвегии за счет обнищания России.
        Вот уже десять лет не удается принять закон о рыболовстве. Правовой вакуум кому-то бальзам на сердце. Не говоря уже о кармане. Конечно, проще поймать рядового браконьера. Труднее объяснить, почему расцветает браконьерство. Почему рыбакам невыгодно сдавать государству выловленную рыбу? Почему раньше тонна минтая стоила 800 долларов, а сейчас – в четыре раза дешевле? Сколько таких «почему»!
        РОПП пытается ответить на них. Я согласен с выработанной программой партии. Вот только не надо сулить скорые победы. В свое время мы обещали и коммунизм к 80-му году построить. Поменьше деклараций – побольше конкретного дела.
        Сейчас столько партий заявило о себе, что трудно разобраться, к кому прислушаться. А между тем человеку не так уж и много надо. Ему нельзя без работы, он мечтает, чтобы росли здоровыми дети и внуки, чтобы они могли учиться и спокойно жить. Люди хотят уверенно смотреть в завтрашний день. Этого можно добиться, лишь возрождая производство.
        
        – Вы причисляете себя к оптимистам или пессимистам?
        – Разумеется, к оптимистам. Мне повезло на встречи с интересными, сильными людьми. Их пример помогает выдерживать любые «цунами». О таких людях точно сказал поэт Николай Тихонов: «Гвозди б делать из этих людей: крепче б не было в мире гвоздей».
        Дети мудрее нас. Оптимизма прибавляется, когда я вижу своих внуков. Старший кончает мехмат университета. «Математика, дед, – объясняет мне, – это поэзия!». Младший – тот уже «на ты» с Интернетом. Жаль, правда, что мало читают, больше сидят у экрана телевизора. Надеюсь, это пройдет. Очень хорошие растут дети.
        
        Досье:
        Владимир Михайлович Каменцев, выпускник Московского технического института рыбной промышленности, прошел путь от рядового специалиста до главного инженера Мурманского тралового флота, заместителя председателя Мурманского совнархоза. Работал заместителем, а потом и министром рыбного хозяйства СССР. Четыре года занимал пост заместителя председателя Совмина СССР по внешнеэкономическим вопросам. В настоящее время возглавляет Всероссийскую ассоциацию рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров.
        Вице-президент РСПП. Член политсовета РОПП.

        
        Михаил ГЛУХОВСКИЙ, газета "Содружество", ноябрь 2002, № 20(77)

    печатная версия



    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес