Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Мейснер И.А.:
    все материалы
    1. "Записки вредителя" В.В. Чернавин
    2. Астраханская сетевязальная фабрика
    3. Становление рыболовства в России
    годы:
    «.» 1917 - 1922 гг.
     http://astra-nevod.narod.ru/historyright02.html

    Астраханская сетевязальная фабрика

    Самое крупное частное сетевязальное производство в нашем городе возникло на месте, где размещается в настоящее время Астраханская сетевязальная фабрика. Предприниматели Белугин и Бураков, купив участок, в 1911 году приступили к строительству одноэтажного каменного помещения, в котором в 1912 году было установлено 5 сетевязальных машин иностранных марок. Это предприятие называлось "Товарищество механической сетевязальной фабрики в г. Астрахани Белугин Г.Г. и Бураков". В помещении были размещены: вязальный участок, размоточный, штопальный, упаковочный и шпульные аппараты. Внизу, под помещением, размещался каменный подвал с паровым котлом, предназначенным для отопления. Первым руководителем фабрики стал Гавриил Григорьевич Белугин, который возглавлял её до 1921 года.
    В 1913 году была закончена надстройка второго этажа, куда перевели штопальный и упаковочный участки. На освободившейся площади первого этажа установили еще 5 импортных машин. Позже 2 машины были установлены на верхнем этаже. В течение года мощность фабрики возросла более, чем вдвое. Поэтому в справочной книге "Астрахань" и появилась ошибочная запись: "Первоначально на фабрике было установлено 12 сетевязальных машин."
    Основателям "Товарищества механической сетевязальной фабрики" и их детищу была уготована нелёгкая судьбина - едва став на ноги, попасть в полосу застоя. Началось испытание на прочность молодого, только ещё делающего первые шаги предприятия. В 1914 году грянула Первая мировая война, и рыбное хозяйство России, а вместе с ним сетевязальное дело, вступило в полосу глубокого кризиса.
    В ту пору, конечно, не могло быть и речи о создании нормальных условий труда для рабочих. Поэтому освещенность рабочих мест была недостаточной, искусственной вентиляции, разумеется, не было, рабочий день длился 9 часов с перерывом на завтрак продолжительностью 15 минут. Работали в две смены. В связи с разрозненностью мелкотоварного сетевязального производства работники не смогли даже организовать свой профессиональный союз, поэтому отстаивать свои интересы им было сложно. В истории забастовочного движения в г. Астрахани сетевязальщики не упоминаются даже косвенно. Труд оплачивался повременно, хотя на машинах стояли счетчики, регистрирующие число изготовленных работницей узлов. Зарплата была низкой.
    Кроме механического способа вязки сетей, перемотки мотков нитки на бобины и с бобин на шпули, остальные процессы на фабрике производились вручную. Так, готовые сети доставлялись на второй этаж, нанизывались на пруток, растягивались и тщательно штопались. Причем последний процесс требовал намного большего число работниц, чем сама вязка на машинах.
    На фабрике работали в основном женщины. Ни общежития, ни детсада, ни медпункта не было. Фабрика размещалась в одном из неблагоустроенных районов города. Заразные болезни и малярия были постоянными спутницами работниц.
    В 1918 году, при национализации предприятий, оборудование всех мелких сетевязальных мастерских было сконцентрировано на двух фабриках, но надежды на то, что после Октябрьского переворота положение работников и работниц механической сетевязальной фабрики переменится в лучшую сторону, оправдались далеко не сразу.
    Традиционным потребителем сетного полотна были крупные рыбопромышленники, которые использовали дешёвую сезонную рабочую силу - людей пришлых, не умеющих ни метать, ни чинить сети. Основная же часть астраханских ловцов пользовалась сетями и прочими орудиями лова собственного изготовления. Даже партийная литература советского периода оказалась не в состоянии скрыть бедственное положение, в котором находилась рыбная отрасль экономики страны после Гражданской войны...
    "Особенно пострадала рыбная промышленность, главная, издавна сложившаяся отрасль хозяйства, дававшая в довоенное время 65 процентов отечественной и 11 процентов мировой добычи. Более чем наполовину сократился паромоторный промысловый флот, число орудий лова уменьшилось в 4 раза... Лишившись флота и орудий лова, морские ловцы уходили в сельское хозяйство.
    Не работали многие рыбообрабатывающие предприятия, бондарные мастерские, сетевязальные фабрики, лесозаводы. Росла безработица, ухудшалось материальное положение рабочих, что вызывало недовольство в коллективах ряда промышленных предприятий Астрахани."
    Но были и другие причины кризиса рыбного хозяйства в двадцатых - тридцатых годах, на которые видный советский учёный-зоолог и общественный деятель Н.М. Книпович пытался обратить внимание председателя Совета Народных Комиссаров В. И. Ульянова. Этими причинами являлись небрежение грамотным подбором кадров и игнорирование научных исследований в области рыбного хозяйства.
    "Вот и теперь Главрыба собирается посадить на очень ответственное и важное административное место в самом важном рыболовном районе, в Астраханском, на который вся главная надежда наша в рыбном деле в ближайшие годы, человека без всякой научной и вообще без какой-либо серьёзной подготовки, по-моему, совершенно негодного для этой функции, некоего Державина из Астраханской Областьрыбы (или райрыбы - путаюсь в этой терминологии), если не ошибаюсь, бывшего почтового чиновника или что-то в этом роде...
    Большой и очень вредной для дела ошибкой в политике Главрыбы, т.е. в конце концов, того же В. И. Мейснера, я считаю стремление подавить инициативу других учреждений в области научно-промысловых исследований. Главрыбе одной с этим не справиться, а между тем в таких исследованиях (базе для рациональной организации дела) во всех наших рыбных водах потребность громадная."
    Именно Областьрыбе и были подчинены Астраханские сетевязальные фабрики №1 и №2 до 1925 года. В эти годы фабрика №1 (бывшая Белугина) работала с большими перерывами в связи с плохим обеспечением ниткой. Видимо, профессионалам сетевязальщикам нелегко было работать под руководством "почтовых чиновников", и Константин Климентьевич Коряков, возглавлявший фабрику после её основателя Белугина, покинул свой пост спустя три года. Ещё меньше (всего один год - с 1923 по 1924 год) возглавлял фабрику Нумцев Константин Яковлевич.
    Наиболее точно положение дел на фабрике в начале двадцатых годов отражено в статье, опубликованной в газете "Коммунист" 19 августа 1923 года:
    "Из трёх отделений фабрики работает лишь одно - штопальное. Машинное и размоточное отделения стоят с мая месяца .Рабочих вместо ста тридцати с лишним осталось только около шестидесяти восьми".
    Анонимный автор, скрывавшийся под псевдонимом "Винт", красочно описывает простаивающие машины и ужасающую запылённость рабочих мест, в результате чего едва ли не каждый, проработавший на фабрике пять-шесть лет, заболевал чахоткой. На фабрике даже не было своего фабрично-заводского комитета - был один общий фабзавком с консервной фабрикой, профессионально никак не связанной с сетевязальщиками, хотя в это время ещё существовали в Астрахани две родственных фабрики: Сетевязальная фабрика №1 (бывшая Белугина), о которой мы уже начали рассказывать в этой книге, и Сетевязальная фабрика № 2, находившаяся по адресу: улица Электрическая, бывший дом Макарова. Поэтому уже тогда можно было создать ФЗМК сетевязальщиков.
    Член фабзавкома (тоже анонимный!) на вопрос автора статьи: "Как же дальше с работой сетевязальной фабрики?" ответил: "Новых материалов не получаем, а ведь даже в самое тяжёлое время 20-21 годов фабрика работала полным ходом. Вот закончим штопать оставшиеся сети, а будем ли что-нибудь делать неизвестно." Однако в следующем номере газеты "Коммунист", опубликована статья А. Разживина "Навстречу осени. Подготовка к осенней рыбной компании", в которой не сказано ни одного слова о сетях и бедственном положении Астраханской сетевязальной фабрики.
    Естественно, что в такой ситуации, углублявшемся отсутствии спроса на её продукцию, Астраханская сетевязальная фабрика не могла развиваться и наращивать свои мощности самостоятельно. В сентябре 1925 года предприятие перешло в состав треста "Сетеснасть", что позволило постепенно выправить положение.
    Во многом это была заслуга нового директора - Дмитрия Степановича Ладягина. "В 1929 году в Астрахани были расширены и переоборудованы сетевязальная фабрика, мастерские "Рыбосудомотор" по выпуску двигателей для рыболовецких судов, построена судоверфь Волго-Каспийского Госрыбтреста". К этим пафосным строкам из "Очерков истории Астраханской областной партийной организации" нужно добавить, что всё "переоборудование" заключалось в том, что разрозненные мелкие сетевязальные производства в г. Астрахани были объединены на базе данной фабрики в одно целое. Возникло укрупненное механизированное сетевязальное производство, играющее важную роль в развитии рыбной промышленности в Астрахани.
    В истории сетевязальной фабрики неоднократно отмечаются периоды, когда её продукция не была востребована. Причём такая обстановка создавалась явно искусственно. Это не только период революции и гражданской войны, когда в силу естественных причин не только в нашей области, но и в Мурманске рыбная промышленность переживала кризис. Вплоть до конца двадцатых - начала тридцатых годов, предложение продукции сетевязального производства, увы, превышало спрос на неё. Причём у этой невостребованности крайне неясные корни - то ли недомыслие астраханских руководителей, то ли специально продуманная программа по формированию общественного мнения и искусственная ориентация его против рыбаков-частников.
    В партийных документах конца двадцатых годов неоднократно слышится "плач о сетях":
    "б/ совершенно не удовлетворительно снабжение ловецким оборудованием, особенно сетями, вследствие незначительного завоза этих материалов". /Основные моменты итогов весенней путины. Центр хранения современной документации. Фонд 6. Опись №1, дело 21/.
    Этим "плачем" пестрят документы многих совещаний, отчёты, переписка. Для большей убедительности приведём ещё одну цитату:
    "7. Снабжение сетематериалами поставлена весьма плохо. Не только не имеется никаких запасов ,но далеко не удовлетворены насущные нужды ловцов". / Информационная справка о ходе путины в Астраханском округе по состоянию на 1/Х- 1929 г. ЦХСД. Там же./
    Однако нигде почему-то не видно напрашивающихся организационных выводов о необходимости наладить производство и поставку ловцам сетематериалов.
    В это время на Астраханской сетевязальной фабрике работало 22 машины.

    Рост численности сетевязальных машин в конце двадцатых - начале тридцатых годов.


    Фабрика 1928 1929 1931 1932
    Решетихинская 39 59 76 82
    Касимовская 1 13 132 176
    Астраханская 22 22 22 22


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес