Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Беньевский (Беневский, Беньовский, Бениовский,Бенейх, Бейпоск) Август Мориц:
    все материалы
    1. Зеленый луч
    2. Тайны острова Оук
    3. Полковник Беневский
    4. Пираты в российской истории
    5. ГРАФ М.-А. БЕНЁВСКИЙ И ФРАНЦУЗСКОЕ КОЛОНИАЛЬНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ НА МАДАГАСКАРЕ В 70-е гг. XVIII в.
    6. Тайна острова Оук ("Техника молодежи")
    7. "Облик далекой страны", Давидсон А. Б., Макрушин В. А.
    8. Экипаж мятежного галиота
    9. В ПОИСКАХ ТАПРОБАНЫ Алексеев С.В.
    10. Как камчадалам не повезло с астрологом
    11. Великий авантюрист
    12. Каторжники Камчатки: отчаянное путешествие через три океана
    13. Авантюра Марека Беньовского
    14. Родственник короля Мадагаскара из Одессы
    15. Граф Бенёвский. Часть первая. Воплощенная утопия восстания
    годы:
    «.» XVIII в.
    2001, № 16 "Новая Камчатская правда"

    ВЕЛИКИЙ АВАНТЮРИСТ

    "ЧЕЛОВЕКА НАДО МЕРИТЬ МЕРОЮ СЕРДЦА"-ЯН ПАВЕЛ II


    230 лет назад, 27 апреля 1771 года, в Большерецком остроге произошло восстание под предводительством Беневского. Незаурядная, яркая личность – за участие в польском освободительном движении он был сослан на Камчатку. Под его началом большерецкие поселенцы захватили парусник “Св. Петр” и совершили первое русское кругосветное путешествие.

    Было это весною или летом 1971 года… И не суть важно, когда точно (разные источники говорят разное), на Охотском побережье граница между сезонами невелика и размыта. Кому-то это камчатское лето ни о чем не говорило, только новый взлет солнца, рост трав и цветов, выход на выгул щенков соболя и лисы, но, что самое главное, начало хода лосося – рыбы, несущей жизнь… Камчатский полуостров, богатый соболем и морским бобром-каланом, к тому времени стал известен в России как главный источник пушнины. Тем более что морские пути открывали богатые возможности для сбыта традиционному торговому партнеру России – Китаю. Шанхайские купцы платили за камчатские меха огромные деньги.

    Но климат на Камчатке – не сахар. У царского правительства, в отличие от королевского английского правительства, не было возможности высылать преступников за моря. Зато была огромная Сибирь, особенно дальняя ее оконечность – Камчатка…

    В правление императрицы Екатерина II Польша окончательно потеряла независимость. Европа в то время напоминала пороховую бочку. В Семилетней войне рубились друг с другом австрийцы, немцы, русские, поляки… В одной из битв в плен к русским попал австрийский генерал, поляк Мауриций-Август Беневский. Генералом он стал неспроста, хотя родом был из небогатого польско-венгерского шляхетства. Время было такое, когда каждый молодой шляхтич мог стать героем. В то же время, и практически в тех же местах, только с русской стороны воевал знаменитый бунтарь Емельян Пугачев. Кто знает, может быть таинственные “царские знаки”, которыми доказывал свое монархическое происхождение будущий лже-император (две картечные дырки на груди) произошли от пушки, наведенной на казачью лавину самим Беневским. Во время войны все более проявлялось желание поляков стать независимым.

    “Немец, москаль не выдержат, когда обнажим палаши. Всех нас лозунг тот поднимет и Отчизна наша”. Я. Домбровский.

    Беневский был горячим польским патриотом. По законам того времени, плененному генералу возвращалось холодное оружие и награды и позволялось вернуться в родное поместье. Беневский был тяжело ранен, и с него не взяли ни подписки, ни честного слова о неучастии в войне в будущем. Он даже ухитрился вторично жениться на красивой паненке в одном из полтавских поместий, пока отлеживался от раны (этому довольно много место уделено в комиксах, посвященных Беневскому, издаваемых в Польше). Встав на ноги, Мауриций вновь вступил на путь борьбы с Россией.

    В одном из сражений запорожские казаки “запутали нози” его коню и сдали генерала русским. За вторичное неповиновение генерал был сослан в Казань. Сидеть же в провинциальном городе, когда весь мир гремел событиями, Беневскому явно было не по душе. Из пленных шведов и австрийцев Мауриций создал группу беглецов. Но – вновь провал. Всех взяли полицейские чины ночью, незаметно. Пришли и к Беневскому. Постучались. Тот вышел, как всегда полностью одетый, только укрытый халатом с капюшоном.

    - Здесь живет ссыльный генерал Беневский?

    - Здесь, - ответил Беневский. – Он там.

    И указал внутрь. Полицейские ринулись в дом. Генерал закрыл дверь снаружи на засов, скинул халат – и был таков. Но его –рослого, умного, богатого, красиво одетого, да к тому же говорящего по-русски с акцентом, вычислили сразу. За троекратный побег было присуждено ему дальнее путешествие по стопам его предшественника Юзефа Копеча (в Камчатку). Но если прежний по Камчатке только проехал, написав свой знаменитый “Дневник путешествия…”, то Беневскому было предписано провести на Камчатке несколько лет. Смута в Центральной Европе грозила затянуться надолго, а иметь под боком мятежного полководца императрица не желала.

    Итак, попал на Камчатку в глухой Большерецкий острог (даже не в Нижне- или Верхне-Камчатский, где климат был поздоровее и народ покультурнее) польско-венгерский генерал граф Беневский. Появление его здесь было, как “луч света в темном царстве”. Ссыльные, в числе которых были дворяне, офицеры, охрана, вынужденная следить за сосланными, которым, казалось бы, и бежать некуда было с этого “края земли” – все были рады неординарному новичку. А он был всем хорош – играл в шахматы, как гроссмейстер, рассказывал о городах и странах, говорил на шести языках, оказался великолепным преподавателем всех наук…

    Сейчас ясно, что и авантюристом он был великим. Так, судя по его мемуарам, он и на Ключевскую сопку забирался, падал в кратер, откуда его крючьями вытаскивали (бедняга не знал даже, как кратер вулкана выглядит), объехал он якобы все Алеутские острова (на что, в сущности, у него ни сил, ни возможностей не было). Однако влияние Беневского на Камчатке было велико, особенно возросло оно во время эпидемии оспы, охватившей Камчатку в 1768-1769 годах. Умерло до 20 тысяч человек, Большерецкий острог пострадал меньше благодаря превентивным мерам, принятым под руководством графа Мауриция-Августа Беневского. И каково же было возмущение и недоумение властей предержащих от Нижне-Камчатска до Петербурга, когда стало известно, что Беневский, переманив на свою сторону ссыльных, камчадалов, служивых и матросов, поднял восстание в Большерецком остроге и увел корабль, груженный ценными мехами, годовым камчатским сбором, куда-то на юг.

    Об этом путешествии написано много. Повести и поэмы, романы и новеллы. Комиксы о Беневском тоже занятно полистать, но особенно интересны несуразицы. Особенно, когда отряд казаков выходит из острога на соболя. Стройные ряды, вздыбленные вверх пики… Бедолажка-соболь, уж не спутал ли его иностранец-художник с турецким султаном?

    Сквозь тернии галиот (оставим ему наиболее распространенную в литературе версию названия “Святой Петр”) дошел до Шанхая. По дороге Беневский заходит в Японию, дай Бог памяти, в порт Нагасаки и, пугая японцев русскими “куробунэ” (черными кораблями), здорово портит отношения Японии с ее соседом. В Шанхае проданы меха и судно, зафрахтован английский торговый корабль.

    Дальше – путь на Мадагаскар. Невероятно, но у берегов Африки, в Индийском океане, появляется камчадальская колония. Первое время Беневский умеет своим обаянием успокоить французов, местных колонизаторов. Ездит в Париж, раскланивается с сановитыми особами. Но Франция бурлит. Грядет Великая французская революция. Беневский смыкается со своими собратьями по Польской конфедерации в унию, с Тадеушем Костюшко, Казимежем, Пуласким, Яном Домбровским…

    Французы, однако ж, постарались отправить вольнолюбивых поляков подальше, в свои американские колонии. Здесь грозные польские генералы показали свою мощь в борьбе за освобождение Соединенных Штатов от Англии. Одним из национальных героев США и поныне считается Мауриций-Август Беневский.

    Он вернулся на Мадагаскар израненным и седым. Колония была уже не той – почерневшей. Россия объявила беглецам амнистию, и они в большинстве своем вернулись. А те, кто чувствовал за собой вину, обзавелись семьями, женились на мальгасках, родили чернокожих детей и позабыли, что такое европейская одежда и обувь…

    Французы пошли на приступ республиканского форта Камчатка. В этой войне был единственный выстрел. Им был сражен губернатор форта – авантюрист, но великий человек Мауриций-Август Беневский. И как всякий великий, он был эгоистичен. По пути к славе он переступил через жизни других людей – командира острога Нилова, казаков и ссыльных, заколотых копьями на Тайване, умерших от цинги и лихорадки…

    “А на войне свищут пули, люди падают, как снопы. Воюют в основном короли, а гибнут в основном мужики”. М.Конопницка.

    Но все же Беневский добился того, что великие мира сего заинтересованно взглянули сквозь свои лорнеты на карту, где на конце света притулился крошечный уголок суши – Камчатка.

    Михаил ФЕДОРОВ с. Мильково.



    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес