Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Беньевский (Беневский, Беньовский, Бениовский,Бенейх, Бейпоск) Август Мориц:
    все материалы
    1. Зеленый луч
    2. Тайны острова Оук
    3. Полковник Беневский
    4. Пираты в российской истории
    5. ГРАФ М.-А. БЕНЁВСКИЙ И ФРАНЦУЗСКОЕ КОЛОНИАЛЬНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ НА МАДАГАСКАРЕ В 70-е гг. XVIII в.
    6. Тайна острова Оук ("Техника молодежи")
    7. "Облик далекой страны", Давидсон А. Б., Макрушин В. А.
    8. Экипаж мятежного галиота
    9. В ПОИСКАХ ТАПРОБАНЫ Алексеев С.В.
    10. Как камчадалам не повезло с астрологом
    11. Великий авантюрист
    12. Каторжники Камчатки: отчаянное путешествие через три океана
    13. Авантюра Марека Беньовского
    14. Родственник короля Мадагаскара из Одессы
    15. Граф Бенёвский. Часть первая. Воплощенная утопия восстания
    годы:
    «.» XVIII в.
    2005 г. № 15 журнал "Колумб"

    Каторжники Камчатки: отчаянное путешествие через три океана

    Антон БЕЛЬСКИЙ, доктор физ.-мат наук
    Большерецкий острог Камчатки располагался на реке Большая. В 70-е годы XVIII века в этом остроге отбывали наказание примерно 90 человек. Среди них довольно известные фамилии: Турчанинов, бывший камер-лакей Анны Иоанновны, сосланный после истязаний на Камчатку как участник заговора 1742 года, Иоасаф Батурин, тоже участник заговора, но 1749 года, отсидевший при Елизавете шестнадцать лет в Шлиссельбургской крепости и отправленный на Камчатку уже Екатериной. Были в Большерецке также «революционеры» Степанов и Панов, сосланные просвещенной Екатериной за слишком уж вольные устремления, был ряд проштрафившихся и разжалованных в рядовые гвардейских офицеров. В целом это были люди без каких-либо перспектив возвращения к родным и близким. И терять им было нечего.

    И вот среди них появился некто Марек Беньовский, попавший в каторжники как офицер армии польских конфедератов. Он не мог смириться со своей судьбой и убедил всех совершить дерзкий побег.

    27 апреля 1771 года каторжники Большерецка восстали. Они захватили склады, где было много товаров. И, самое главное, они захватили находившееся в гавани судно «Святой Петр».

    После успеха восстания произошло некоторое отрезвление. На захваченном судне надежных карт, на которые все-таки был расчет, не оказалось. Да о каких картах вообще могла идти речь, ведь даже карты Курильских островов, полученные судами экспедиции Беринга, считались секретными, и на простом судне в Большерецке их не могло быть. В руки восставших попал лишь отчет английского путешественника и пирата Энсона о его плаваниях в Тихом океане.

    Но даже с этими ничтожными географическими данными было решено выходить в море. Конечно, не все ссыльные рискнули на это. С Беньовским остались его сподвижники и, как ни удивительно, примкнувшие «работные» люди. Но людей с морским опытом среди добровольцев не было. Пришлось принудить к походу тех, кто изначально состоял в команде захваченного «Святого Петра». Среди них были штурманы Бочаров и Чурин, штурманские ученики Измайлов и Зябликов. А всего набралось около семидесяти человек.

    Судно было вморожено в лед. Его вырубили, с трудом проложили канал для выхода из сплошного льда и добрались до сравнительно свободной воды. Дальше решили идти вдоль берега до самой южной оконечности Камчатки, а затем - вдоль Курильских островов.

    Плавание было очень тяжелым. Захваченное судно не было рассчитано на семьдесят человек, поэтому приходилось жить, как кому повезет. А весна вблизи Курил довольно суровая. Надо было защищаться от дождя, холода, как-то питаться. И все это на крохотном судне - по имеющимся сведениям, длина «Святого Петра» составляла около 20 метров. Уже в первые дни плавания выяснилось, что не все захваченные моряки «Святого Петра» готовы идти в путешествие. Не потому, что оно было авантюрным, к этому моряки были привычные, а потому, что захваченное судно принадлежало государству Российскому, и его надо было вернуть. «Душой» заговора был Герасим Измайлов. Идея была простой: как только Беньовский со своим ближайшим окружением сойдет куда-нибудь на берег, поднять якорь и уйти обратно в Большерецк.

    Но Беньовский узнал о заговоре. Принимать жестокие меры он поостерегся, справедливо полагая, что не получит единодушной поддержки, поэтому просто высадил Измайлова на необитаемый остров. Что это был за остров, никто из участников этих событий не знал.

    Где-то у Южных Курил «Святой Петр» попал в жестокий шторм и чуть не опрокинулся, ведь загружен был как попало. Тем не менее повезло. Вскоре они добрались до острова, на котором жили «японцы». Эти «японцы» встретили их радушно, отвели в удобную бухту, привезли воды и зерна. Потом беглецы отправились на другой «японский» остров, где им напекли хлеба, снабдили овощами. Здесь, по имеющимся данным, «Святой Петр» простоял около месяца, и все отдыхали.

    Вряд ли беглецам встретились японцы. Скорее всего «Святой Петр» заходил на Южные Курилы, где жили айны - «мохнатый курильский народец», как его называли в России, отличающиеся от японцев не только отношением к русским, но и языком, а также и обликом (у айнов в отличие от безбородых японцев росли бороды). Язык айнов многие российские мореходы знали.

    После отдыха на островах путь беглецов лежал дальше на юг в направлении Китая. Первая встреча с китайцами оказалась неудачной. Это произошло в одной из бухт Тайваня 16 августа. «Святой Петр» встал на якорь, и небольшая группа высадилась на берег, чтобы набрать воды. Неожиданно на них напали. Трех человек убили, еще нескольких ранили стрелами. Забрав раненых и убитых, люди вернулись на борт судна. Причин для нападения не было. И Беньовский, уже полноправный командир, не разбираясь в причинах, приказывает обстрелять из пушек «Святого Петра» расположенное на берегу бедное селение, предполагая, что именно его жители напали на высадившихся путешественников. После разрушения селения погибших русских людей похоронили на тайваньском берегу.

    Покинув негостеприимный берег Тайваня, путешественники отправились в бухту Макао. Здесь была португальская колония.

    Переговоры Беньовского с губернатором проходили в тайне. Результатом была продажа «Святого Петра» со всей пушниной, захваченной в Большерецке. Многие из беглецов, узнав об этом, чуть ли не взбунтовались. Это было понятно: был свой корабль, «не все мосты были сожжены», и оставались какие-то надежды на возвращение. Но, видимо, Беньовский продолжал обладать большим даром убеждения. Он обещал добраться вместе с ними до Франции. Большинство ему поверило. На вырученные деньги Беньовский зафрахтовал французские суда, которые стояли в Кантоне, на китайских джонках переправил всех беглецов в Кантон, и наконец-то они смогли надеяться на прибытие в Европу. В Макао остался только некто Степанов, дальнейшая судьба которого осталась неизвестной, и несколько человек, умерших от дизентерии и лихорадки.

    На французских судах беглецы сравнительно благополучно прошли оставшиеся моря Тихого океана и вошли в Индийский океан. Плавание было очень тяжелым. Путешествовать в тропиках после привычных камчатских холодов было крайне непривычно. Умер Батурин, который постоянно поддерживал Беньовского в его устремлениях. Тем не менее, хоть и с трудностями, путешественники добрались до французских владений в Индийском океане. Это был остров Иль-де-Франс (сейчас он называется Маврикий). В путешествии прошел почти год - суда подошли к Иль-де-Франсу во второй половине марта 1772 года.

    Здесь беглецы отдыхали довольно долго. После Иль-де-Франса, обогнув Африку и пройдя длинный путь по третьему в этом отчаянном путешествии океану - Атлантическому, беглецы наконец-то достигли Франции.

    Во Франции они разделились. Часть пожелала вернуться на родину, где им было обещано прощение. Вернуться им помогли, но через некоторое время большинство «возвращенцев» вновь оказались в Сибири либо даже на Камчатке. Вторая часть путешественников ушла с Беньовским на прекрасный остров Мадагаскар строить там русскую колонию.


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес