Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Иванов-Мумжиев Петр Михайлович:
    все материалы
    1. Исход
    2. Генерал, не продавший Камчатку
    годы:
    «.» 1922 - 1945 гг.
    2006, № 13-15 "Рыбак Камчатки"

    Генерал, не продавший Камчатку

    Пять лет непрерывно ведётся борьба с коммунистами. Были моменты, когда войска противников большевизма доходили почти до самой Москвы, но побороть захватчиков власти над русским народом пока ещё не удалось. То вспыхивая, то угасая, борьба продолжается и будет продолжаться. Одну из последних попыток свержения большевиков в Сибири сделал генерал Дитерихс. Недостаток материальных средств и оружия, а главным образом, равнодушие населения Приморской области к судьбам Родины и к своей собственной судьбе, заставили его отказаться от власти и предоставить людей, не желающих ничем пожертвовать для спасения Родины, своей собственной участи.
    (Из Обращения П.М. Иванова-Мумжиева к населению Камчатской области).


    В понедельник 18 сентября 1922 г. после обеда в Народном доме столицы Охотско-Камчатского края на собрании граждан города, воинских частей, правительственных служащих начальник Петропавловского гарнизона капитан I ранга Б.П. Ильин объявил, что «губернатором на Камчатку назначен генерал Иванов-Мумжиев». Приказ об этом по Ведомству внутренних дел № 297 датирован 24 августа 1922 г. На следующий день правитель Земского Приамурского края генерал-лейтенант М.К. Дитерихс издал Указ, в котором говорилось: «Ввиду ныне сложившихся особых условий военно-политического характера допускаю временно административно-военно-экономическую обособленность начальника Охотского уезда от Начальника Камчатской области с предоставлением первому прав непосредственного сношения с управляющим Внутренними делами».

    Новый глава Камчатской области генерал-майор Петр Михайлович Иванов-Мумжиев прибыл в Петропавловск только через два месяца. Причина такой длительной задержки, по словам его жены Лидии Павловны, кроется, преимущественно, в отрицательном отношении к назначению Иванова-Мумжиева на Камчатку руководителя военно-морского ведомства контр-адмирала Г.К. Старка, желаюшего видеть на этом месте своего начальника штаба Г.Ю. Фомина.

    Отъезду генерала чинились препятствия. Накануне отплытия на пароход нагрянула морская контрразведка с обыском, продолжавшимся пять часов. У подчинённых генерала отобрали винтовки с патронами. Он возмутился, порывался пойти объясниться со Старком, но ему передали приказание последнего: если он покинет пароход, то больше на него не вернется.

    Разоружение тех, кого называли милицией, особенно тревожило супругу П.М. Иванова-Мумжиева, «так как на Камчатке была десантная рота моряков, то муж, по приезде... должен был попасть в сферу их влияния», и Лидия Павловна боялась, «зная здешних (владивостокских – Автор) «моряков»...

    «Камчатский Листок» в № 74 за 1922 г. писал: «25 октября в четыре часа дня из Владивостока на пароходе «Сишан» прибыл к нам... начальник Камчатской области генерал-майор Пётр Михайлович Иванов-Мумжиев и при нём Правитель канцелярии Александр Антонович Пурин, офицерский состав, лица гражданских ведомств и сотня милиции.

    Приняв рапорт от Начальника гарнизона капитана I ранга Ильина и поздоровавшись с выстроенными на пристани частями гарнизона и воспитанниками местных школ, Его Превосходительство проследовал в собор, где и ожидал прибытия с парохода Преосвященного епископа Охотского Даниила. Под звон колоколов владыко был встречен на паперти Собора церковным старостой г. Федоровым хлебом-солью, затем вошёл в храм, благословил народ, переполнивший храм. И, завершив благодарственное молебствование, в своем приветственном слове владыко указал цель своего приезда на Камчатку, просил принять его не как наёмника, а как пастыря доброго, подчёркивал в слове великую истину, что «человека будут судить по делам его».

    «Я, - говорит Епископ, - в своих убеждениях и образе жизни остался таким, каким знали меня граждане раньше в годы моего здесь Протоиерейства. Прошу принять меня с миром, а о любви просить не смею, она не покупается и нельзя заставить любить, её надо заслужить».

    По окончании служения Начальник области последовал в штаб, где ему представились должностные лица военного и гражданского ведомств. Ясный солнечный тёплый день, могучее «здравия желаем», радостные улыбки на лицах собравшейся для встречи публики, расцвеченный флагами город приветствовали вновь прибывших. Даже дети с особым энтузиазмом грянули: «3дравия желаем, Ваше Превосходительство».

    И мы от наболевшей души пожелаем Петру Михайловичу и его помощникам продолжения той честной и плодотворной работы и миролюбивой политики, начало каковой положил скромный труженик Борис Павлович Ильин.

    Дай Боже, чтобы Генерал и Владыко и все их помощники работали и мыслили заодно, помня девиз: «по делам нашим будете и судить нас, мы заслужим любовь и доверие».

    Новоприбывший начальник Камчатки (в отличие от епископа Даниила) был совершенно не известен её жителям. Да и находился он в Петропавловске слишком короткий срок, чтобы узнать хотя бы немного о нём. В советской краеведческой литературе генерал почти не упоминался, а если и упоминался, то лишь как «белогвардеец», даже без инициалов, подобно Бочкареву, но зато его не клеймили, как того, не обвиняли во всех смертных грехах. В первые постсоветские годы в бывш. партархив Камчатского обкома КПСС поступило прекращенное уголовное дело Петропавловской городской думы 1922 г., где было обнаружено Обращение П.М. Иванова-Мумжиева к населению Камчатской области. Некоторые сведения о генерале содержались в другом «деле» (экспедиции Бирича), получить их удалось с помощью РУ ФСБ по Камчатской области в 1996 г.

    Но только сейчас, после почти двухлетней переписки с внучкой Петра Михайловича, появилась возможность рассказать о нём в хронологическом порядке. Виктория Георгиевна Иванова-Мумжиева, помимо фамильных преданий и снимков генерала, его семьи и родственников, предоставила в наше распоряжение копии документов, разысканных ею в Российском государственном военно-историческом архиве, и среди них - Послужной список П.М. Иванова-Мумжиева. Виктория Георгиевна, трепетно относящаяся к памяти своего дедушки, сообщила также дополнительные данные, почерпнутые из других источников. Всё это сложилось в биографический очерк.

    В «Краткой записке» о службе командира 10-го Сибирского стрелкового полка полковника Петра Михайловича Иванова-Мумжиева, представляемого к награждению орденом Св. Георгия IV степени за отличие в бою 3-9 июля 1916 г., значится: «Родился в 1874 г. июля 29-го. Из крестьян Бессарабской губернии. Вероисповедания православного».

    «Мой дед, - уточняет В.Г. Иванова-Мумжиева, - родился в городе Болград теперешней Одесской области. Он по национальности болгарин. Его родные бежали от турецкого ига в Бессарабию, и не только они, а очень многие болгары, поэтому и город называется Болград. Настоящая фамилия его предков Ненчевы. Когда Бессарабию присоединили к России, то при переписи чиновник (писарь? - не знаю точно кто) записал шесть или семь братьев моего прадеда на разные фамилии. Кто-то остался Ненчевым, кто-то стал просто Ивановым, так как мой прадед - Михаил Иванович, кто-то - Мумжиевым, так как семья занималась производством свечей (теперь это называется семейный подряд), а воск по-турецки звучит как мумджи, моему прадеду досталась двойная фамилия Иванов-Мумжиев, так мы все и остались с этой фамилией.

    Дворянское звание дедушка получил, как говорили, за заслуги перед Россией, т.е. он – не потомственный дворянин. А бабушка Лидия Павловна происходила из дворянской семьи, её отец Павел Кошелев был главным полицмейстером Владивостока <…>. О родных дедушки в нашей семье нет никаких документов. Знаю только, что в семье была официальная бумага на право ношения и фамилии Иванов-Мумжиев, и Ненчев. И мой дядя Миша - папин старший брат взял себе эту фамилию, а когда собрался уезжать в Южную Америку, сократил её до Ненчу».

    Согласно архивным документам, будущий начальник Камчатской области окончил 4 класса Житомирской классической гимназии. Подав прошение на Высочайшее имя, в возрасте 18 лет идёт добровольно служить в армию. 13 ноября 1892 г. зачислен в списки 129-го пехотного Бессарабского полка на правах вольноопределяющего второго разряда. В марте следующего года становится ефрейтором. Затем - полковая «учебка», после которой П.М. Иванов-Мумжиев производится в младшие унтер-офицеры. В августе того же 1894 г. первая попытка поступить в Чугуевское пехотное юнкерское училище.

    Неудача не обескуражила юношу, желающего непременно быть офицером. В течение года сверхсрочной службы он «переименован в старшие унтер-офицеры» и командирован снова в то же училище. На этот раз его принимают. Учится Иванов-Мумжиев два года. По окончании курса наук по I-му разряду в погонах подпрапорщика переводится в 73-й пехотный Крымский Его Императорского Высочества Вел. князя Александра Михайловича полк и утвержден в должности отделенного начальника.

    Обер-офицером П.М.Иванов-Мумжиев становится 3 января 1898 г. Высочайшим приказом он произведён в подпоручики. В июне несколько дней временно заведует полковой швальней (портняжной мастерской). В августе 1900 г. начинается его служба в 15-м Восточно-Сибирском стрелковом полку: помощник зав. охотничьей командой, батальонный адъютант, помощник заведующего учебной командой, хозяин офицерского собрания и библиотекарь, врид полкового адъютанта. С 1 августа 1902 г. Иванов-Мумжиев - поручик.

    Чин поручика, как и первые боевые награды, он получил за участие “в походах и делах против китайцев в кампанию 1900-1901 гг.” Это были бои: под г. Сахаляном после переправы с 4-й ротой Сретенского полка через р. Амур; у д. Калушан и под Аргуном 19-21 июля 1900 г. Охрана Восточной Китайской железной дороги в составе Южно-Маньчжурского отряда с сентября 1900 по январь 1901 г. Преследование китайской конницы у с. Шичиху. Стычка под Сабихе. Перечисленные военные действия происходили зимой, а в марте-апреле 1901 г. П.М. Иванов-Мумжиев принимает участие в боях с охотничьей командой на Падагаулинском перевале, на Иншанских горах, в экспедиционном отряде в Лунганские горы.

    15 июня 1901 г. он награждён орденом Св. Станислава III ст. с мечами и бантом, а 2 сентября 1902 г. орденом Св. Анны тоже III ст. и тоже с мечами и бантом. Кроме этого, Иванов-Мумжиев удостаивается права ношения серебряной медали “За поход в Китай в 1900-1901 гг.”

    В начале сентября 1902 г. его назначают русским военным полицмейстером г. Ляоляна. Через одиннадцать месяцев он командирован в Порт-Артур, где держит экзамен в Восточный Институт. С конца августа 1903 поручик П.М. Иванов-Мумжиев в числе слушателей этого учебного заведения во Владивостоке.

    Однако 4 февраля 1904 г. возвращается в свой полк “по случаю приведения войск на военное положение” - началась русско-японская война. С конно-охотничьей командой воюет в районе Кинчжоу. Тогда же, в мае 1904-го, в течение четырёх дней вместе с другими конниками прикрывает отступление Кинчжоусского отряда. В июне участвует в трёхдневном бою на Санцайговских позициях. А на Волчьих горах Иванов-Мумжиев ведёт бой уже в составе пешей охотничьей команды. С нею же он на передовых Порт-Артурских позициях с 1 по 11 августа, хотя официально заведует конной охотничьей командой. Приказом по войскам Квантунского укреплённого района от 10 августа 1904 г. поручик П.М. Иванов-Мумжиев награждён орденом Св. Анны IV ст. с надписью “За храбрость”.

    Далее в его “Послужном списке» (составлен в 1911 г.) значится: “Занимая с пешей охотничьей командой линию впереди Панлуншанских позиций, принимал участие в отбитии штурма на Кумириский редут 6-го октября, а 7 октября прикрывал отступающие части с Кумириского редута. Занимая с охотничьей командой Панлуншанский люнет (открытое с тыла оборонительное сооружение, состоящее из одного-двух фронтальных валов и боковых валов; строилось на важных участках оборонительных позиций. – Автор.), отбил трёхдневный штурм японцев”. Происходило это в конце первой половины ноября 1904 г.

    Из кого состояли упомянутые выше конные и пешие охотничьи команды? Из лиц, добровольно поступивших на военную службу, несмотря на освобождение по закону от воинской повинности. В мирное время ими могли быть мужчины не старше 30 лет, в военное - 40.

    В последний день штурма 14 ноября поручик Иванов-Мумжиев был контужен в голову. После падения крепости Порт-Артур «с Высочайшего разрешения добровольно отправился в плен, чтобы разделить участь нижних чинов». Находился в плену в Японии без малого год. Возможно, встречался там с А.В. Колчаком, который так же, как и он, в 1905 г. получил по приказу Русского Императора высокую награду - золотое оружие с надписью “За храбрость”.

    По возвращению из плена 30 ноября 1905 г. оставлен при Восточном институте для прохождения курса. В мае 1908-го окончил оный по китайско-маньчжурскому отделению с отметкой “удовлетворительно”. За время учёбы поручик П.М. Иванов-Мумжиев производится по выслуге лет в штабс-капитаны (20 ноября 1906) и переведён в 12-й Восточно-Сибирский стрелковый Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк (14 февраля 1908).

    С 5 февраля 1908 г. ему разрешено производить прибавочное жалованье “за прослужение 5 лет в отдалённых местностях Империи в размере 25% из оклада 948 руб. в год по чину Штабс-Капитана”. В сентябре 1910 г. Иванов-Мумжиев принимает роту в 11-ом Сибирском стрелковом Её Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны полку. 9 ноября 1911 г. произведён в капитаны.

    В “Послужном списке” от 31 декабря 1911 г. есть также сведения о семейном положении Петра Михайловича: “Женат первым браком на дочери Надворного Советника (чин VII класса в Табели о рангах; капитан - классом ниже. - Автор.) девице Лидии Павловне Кошелевой. Имеет сына Михаила, родившегося 4 ноября 1909 г. Жена и сын вероисповедания православного”. Надо полагать, знакомство Лидии с Петром состоялось в период его учёбы во Владивостоке. “Она была на 18 лет младше дедушки, - пишет В.Г. Иванова-Мумжиева, - отношения у них были очень нежные”.

    ...На основании Высочайшего повеления, последовавшего 21 февраля 1913 г., обер-офицеру Иванову-Мумжиеву предоставлено право на ношение светло-бронзовой медали на ленте белого, желтого и чёрного цветов в память 300-летия царствования Дома Романовых. 6 декабря 1913 г. он награждается орденом Св. Станислава II ст.

    20 апреля 1914 г. в семье Ивановых-Мумжиевых рождается второй ребёнок - сын Георгий. Ему не исполнилось и трёх месяцев, когда Германия объявила нам войну. Осенью того же года его отец уже воюет на Северо-Западном фронте. 20 ноября 1914 под г. Ловичем (а точнее, при обороне деревень Ханьсно и Сковороды) на территории Царства Польского, входившего в состав Российской Империи, капитан П.М. Иванов-Мумжиев ранен. Рана – огнестрельная мягких частей головы в область левой темяной кости с ушибом подкостницы.

    По излечении прибывает в родной 11-й Сибирский стрелковый полк и через день, 7 января 1915 г., принимает батальон. В ночной атаке у Воля-Шидловска опять ранен и эвакуирован, но спустя месяц, 22 февраля, вновь в строю, командует батальоном. Общим собранием офицеров избран запасным членом в полковой суд на 1915 г.

    Приказом по войскам 1-й армии за № 439 за бои 17-19 ноября 1914 г. под г. Ловичем капитан Иванов-Мумжиев пожалован орденом Св. Анны II ст. с мечами. Государь-Император утверждает пожалование 6 августа 1915. По достоинству оцениваются и действия комбата в ночной атаке 20 января у д. Воля-Шидловска на реке Бзуре: он производится 27 апреля 1915 г. в подполковники. К лету занимает должности наблюдающего за полковой солдатской лавкой, начальника хозчасти и суммы полка.

    1 сентября 1915 г. подполковник Иванов-Мумжиев прикомандирован к 9-му Сибирскому стрелковому полку для командования батальоном. Отличился, отбивая немецкие атаки 8 сентября у д.Дурневичи, за что ему 15 сентября 1915 г. присваивается чин полковника. И если личное дворянство он получил с первым офицерским чином, то теперь обретает дворянство его потомство.

    10 февраля 1916 полковник П.М. Иванов-Мумжиев вступает в командование 10-ым Сибирским стрелковым полком. Летом 1916-го этот полк сражался на Северном фронте в Прибалтике в составе 12-й армии. И тут пришлось останавливать наступающих немцев. Так было 13-14 июня близ д. Франц-Серуз. Командир полка контужен разрывом снаряда в голову, но остаётся в строю. В результате полковник Иванов-Мумжиев награждается еще одним орденом: Св. Владимира III ст. с мечами.

    ...На 3-ю Сибирскую стрелковую дивизию, куда входил полк Иванова-Мумжиева, командование возложило задачу: атаковать укреплённую позицию противника в направлении на Мартенберг; ближайшая цель - прорыв позиции неприятеля «на фронте болото Б.Смердукль - река Кеккау”.

    10-му Сибирскому стрелковому полку необходимо было действовать к западу от реки до ручья. Полк обслуживали 18 лёгких и 12 тяжёлых орудий. Противник находился на опушке, но, главный образом, в глубине леса. Предстояло пройти совершенно открытую полосу заболоченного луга шириною до 600 шагов без возможности сделать передышку или вообще примениться к местности. Перед опушкой леса “сплошная линия рогаток, а далее, в глубине, деревья перепутаны проволокой”.

    3 июля ровно в полдень после разведки и четырёхчасовой артподготовки, согласно приказа и инструкции командующего дивизией, «два батальона полка полуротными волнами двинулись в атаку. Через 15 минут головные роты духом перешли разделявшую нас от противника полосу, ручными гранатами и ножницами проложили себе дорогу и, невзирая на сильный пулеметный и ружейный огонь <...>, ворвались в передовую линию окопов противника, причем захвачены были пленные. Противник отхлынул во вторую линию, открыв пулемётный и ружейный огонь”. Всё это - из описания боёв 3-9 июля 1916 г., составленного командующим 3-й Сибирской стрелковой дивизией и вошедшего в “Наградной лист” полковника П.М.Иванова-Мумжиева.

    Читаем далее: “Вслед за головными батальонами устремились и остальные два батальона во главе со своим доблестным Командиром полка. Полк сразу понёс чувствительные потери, особенно в офицерском составе - убит Командир I батальона герой Подполковник Гассабов и во временное командование батальоном вступил Штабс-Капитан Сафронов (полковой адъютант), также вскоре раненый.

    Несмотря на тяжелые потери, полк врывается и в следующую линию обороны противника, гонит его перед собою, исполнив таким образом до конца поставленную ему на 3 июля задачу. При овладении второй линией окопов особенно отличилась

    4-я рота, захватившая исправный действующий пулемёт. Сверх сего захвачены автоматические многозарядные ружья, телефоны, склады бомб и запасы патронов. Противником понесены очень чувствительные потери. Полковник Иванов-Мумжиев всё время находился среди своих войск”. С передового наблюдательного пункта его видел артиллерийский капитан Черногоров. По словам капитана, “горя порывом - впереди, он был несомненно душой атаки, послужил причиной занятия нами линии окопов”.

    4 и 5 июля 1916 г. полк П.М. Иванова-Мумжиева закреплял занятое им пространство, произвёл несколько разведок для определения характера укреплений и препятствий следующей линии. Выяснить точно расположение противника не удалось, так как эта линия на всем своем протяжении “маскировалась” лесом, а большинство подступов были сильно заболочены.

    По данным воздушной и наземной разведок, 4, 5 и 6 июля проводилась артподготовка. 8 июля она возобновилась, и в 17 часов 10-й стрелковый полк пошёл в атаку. Повёл его лично полковой командир.

    “Условия местности представляли собою неимоверные трудности и ряд сюрпризов - ловушек, которые устроены были противником, - продолжает описание боёв начала июля командующий дивизией. - За 9 месяцев стояния своего позицию противник сильно оборудовал бревенчатыми окопами и многочисленными блокгаузами с применением рельс и железа вообще.

    В голове наступали 9, 10, 13, 16, 5 и 8 роты, за ними в затылок волна последующих рот. 9, 13 и 14 роты добрались до проволочного заграждения противника и бросились через небольшие проходы с криком “ура” в атаку, но были скошены пулемётным огнём из оставшихся неповреждёнными блокгаузов. Противник открыл по всему расположению полка ураганный огонь тяжёлой и лёгкой артиллерией. Ряд повторных атак, ведённых весьма настойчиво, также успехом не увенчался. Роты понесли большие потери, особенно в офицерском составе, сам полковник Иванов-Мумжиев сильно контужен с потерей сознания, роты перепутались и, казалось, настал критический момент.

    В управление участком вступил находившийся там Командующий 5 Сиб. артил. бригадой Полковник Радкевич, который и начал приводить потрясённые части в порядок. Через час-полтора Полковник Иванов-Мумжиев, придя в себя, бледный, изнеможенный и потрясенный всем пережитым, собрал свои силы, вступил в командование полком и, с трудом передвигаясь по заболоченному лесу, под убийственным огнём противника начал приводить в порядок расстроенные части полка, из коих многие отхлынули назад. Наскоро собрав несколько рот, Полковник Иванов-Мумжиев устроил их в своих окопах и сразу же отразил контратаку противника, устремившегося вслед за расстроенными частями”.

    А ведь положение становилось критическим, и сдача полком занятого пространства могла бы тяжело отразиться “на всех начинаниях дивизии”. Комдив уверен: благодаря стойкости и личному мужеству Иванова-Мумжиева этого не случилось. (Насколько жестокими и кровопролитными были бои 3-9 июля 1916 г., говорят такие цифры: 10-й стрелковый полк потерял убитыми 11 офицеров и 268 нижних чинов, ранеными, соответственно, - 32 и 1377).

    На сей раз приказ по армии и флоту о награждении полковника П.М.Иванова-Мумжиева издается только 11 апреля 1917 г. при Временном правительстве. К полученным ранее орденам добавляется самый почитаемый среди русских воинов: Св.Великомученика и Победоносца Георгия (IV ст.). И ещё одна радость в начале этого года - 22 февраля у Петра Михайловича родилась дочь Лидия.

    Последний известный нам “Послужной список” П.М.Ива­нова-Мумжиева датирован 1917 г. Разыскан он по просьбе внучки генерала в августе 2004 г. всё в том же Российском государственном военно-историческом архиве. В документе, не подлежащем копированию “из-за его плохого физического состояния”, говорится: 26 июля 1917 Иванов-Мумжиев назначен командиром 77-го Сибирского стрелкового полка, 18 августа - бригады 184-й пехотной дивизии. С 5 сентября прикомандирован к штабу 20-й Сибирской стрелковой дивизии, а в ноябре того же года становится командиром одной из её бригад. «Выслужил особую Амурскую пенсию за 15 лет службы на Дальнем Востоке в размере 1356 р. 50 коп., т.е. 1/4 части получаемого содержания: жалования – 1536 р., столовых - 2700 р., квартирных - 1190 р.».

    Сведения о службе П.М.Ива­нова-Мумжиева в 1918-1920 гг. отрывочны, некоторые из них требуют уточнений. В начале 1918 г. он, по одним данным, сторож “Лиги благоустройства Владивостока”, по другим, в сторожевом отделе Лиги благотворительности. Лидия Павловна Иванова-Мумжиева утверждала, что в 1918 Пётр Михайлович командовал офицерской школой и бригадой в Хандохедзе. Хотя оговаривалась: в курсе дел его в большинстве случаев не была – “он не любил, чтобы женщины вмешивались в службу и политику”.

    ...11 июля 1918 г. полковник Иванов-Мумжиев назначен командиром 1-й бригады Первой Сибирской стрелковой дивизии сухопутных и морских сил Приморской области. 18 октября произведён в генерал-майоры. За взлётом следует падение, если верить источнику, не утруждающему себя детализацией - “в связи с попыткой переворота, за отказ выполнить приказ командующего военно-сухопутными (?!) и морскими силами Приморской области, в числе группы офицеров уволен со службы”.

    Однако 23 декабря 1918 г. П.М. Иванов-Мумжиев назначен в войсках Дальнего Востока начальником гарнизона с. Раздольное и “допущен к исполнению должности” командира 1-й бригады

    9-й Сибирской стрелковой дивизии. 30 апреля 1919 г. (по неизвестным причинам) выведен за штат и зачислен в резерв Приамурского военного округа.

    С 29 июня по 1 августа 1919 г. генерал-майор Иванов-Мумжиев - на Восточном фронте: командует Уральской группой, созданной на базе 3-го Уральского (горных стрелков) корпуса. Его группа в составе Западной армии сражается с 5-й советской армией. После неудачной для войск правительства адм. А.В.Колчака челябинской операции Иванов-Мумжиев отстранён от командования “по болезни”. В августе 1919 г. он находится в столице белой Сибири г.Омске. 7 октября становится генералом для поручений при начальнике штаба верховного главнокомандующего М.К.Дитерихсе. 8 октября 1919 г. назначен председателем комиссии для устройства госпиталей и расквартирования войск в Омске.

    Конец 1919 - лето 1921 г. Пробел в биографии П.М.Иванова-Мумжиева. После прихода к власти во Владивостоке Временного Приамурского правительства (переворот 26 мая 1921) генерал в его войсках: представитель начальника военных сообщений на станции Пограничная, затем с 20 июля 1921 г. внештатный генерал для поручений, в сентябре - представитель командующего войсками Приамурского правительства на упомянутой железнодорожной станции.

    8 июля 1922 г. включен в состав комиссии по проверке деятельности управления начальника снабжения Военно-морского ведомства Временного Приамурского правительства. Председатель правительства С.Д.Меркулов, рассказывала супруга генерала Лидия Павловна, настаивал на назначении Петра Михайловича на Камчатку “вместо Бирича, который, по слухам, проворовался”. И генерал-лейтенант М.К.Дитерихс, знакомый с Ивановым-Мумжиевым не только по Восточному фронту, но и по Владивостоку лета 1918, принимает такое решение. “Дитерихс был хорошего мнения о моём муже, - вспоминала Л.П.Иванова-Мумжиева, - и при его отъезде обещал мне всяческое покровительство, но, когда я обращалась к нему, то принята не была”.

    Отправляясь на Камчатку, П.М.Ива­нов-Мумжиев взял с собой сына. Но не младшего Георгия, как считалось раньше, а старшего Михаила, которому в то время чуть-чуть недоставало до тринадцати.

    Пробыл новый начальник Камчатской области в Петропавловске восемь дней. В архивах обнаружено три приказа генерала. Первый - о возвращении заменявшего его Б.П.Ильина к своим прямым обязанностям: начальника всех войск и частей флота, оперирующих в водах нашей области. Второй - о наименовании сотни бывшего Северного экспедиционного отряда Первой пластунской, а прибывшей на “Сишане” под командой войскового старшины Лаврова Второй пластунской сотней. И третий - о том, что по его, Иванова-Мумжиева, ходатайству Ведомство внутренних дел назначило военно-морского чиновника А.Пурина с 1 сентября 1922 г. Правителем канцелярии Начальника Камчатской области. Все три приказа подписаны в день приезда генерала.

    25 октября 1922 г. во Владивосток вошли части 5-й советской армии. Русская армия М.К.Дитерихса на кораблях Сибирской флотилии покинула родину. На Камчатке об этом стало известно спустя неделю. 1 ноября П.М.Иванов-Мумжиев написал Обращение к населению Камчатской области. Его расклеили по городу. Читавших обращение, возможно, задевало обвинение в трусости. Но природы большевизма они действительно не знали. Напрашивался вывод, который и сделал генерал: “Вижу, что население области, которое, по всей вероятности, дружно жило бы со мной при мирных условиях, не станет ныне открыто на нашу сторону и при столкновениях с большевиками никакой помощи не окажет”...

    2 ноября 1922 г. пароход “Сишан” и канонерская лодка “Магнит” с администрацией П.М.Иванова-Мумжиева, войсками и теми, кто не пожелал жить в Совдепии, оставили Петропавловск. На допросе в ГПУ во Владивостоке 9 января 1923 г. Лидия Павловна покажет: “Последнее известие от моего мужа генерала Иванова-Мумжиева я получила из Отаро на пути мужа в Камчатку. Больше лично от него известий не имею. От сына, уехавшего вместе с мужем, я получила письмо из Хакодате. Из газет я узнала, что муж в Шанхае, а от некоей гр. Нестеровой - муж её служит на механическом заводе в порту - я узнала, что муж в Харбине. Я посылала мужу письмо через Александра Яковлевича Кима, служащего в японском консульстве, это знакомый моего старшего брата Александра Кошелева»…

    Лидии Павловне Ивановой-Мумжиевой удалось выехать с детьми в Китай. Но генерал прожил на чужбине недолго: 5 декабря 1927 г. пошёл за покупками в магазин и не вернулся - умер от разрыва сердца. Могилу его на русском кладбище в Шанхае разрушили хунвэйбины во время “культурной революции”. Лидия Павловна больше замуж не выходила. В 1949 г. старший сын Михаил со своей семьёй уехал в Бразилию, затем перебрался в Венесуэлу. А через 5 лет к нему отправилась и Лидия Павловна с дочерью и внучкой. Их след затерялся…

    Младший сын Петра Михайловича Георгий с семьёй вернулся в СССР в 1954-м. Русским эмигрантам разрешили возвращаться уже после отъезда Л.П.Ивановой-Мумжиевой в Южную Америку, о чём она очень жалела.

    Внучка последнего начальника Камчатки Виктория Георгиевна (род. в Шанхае в 1940 г.) живёт в Москве. Закончила химико-технологический институт им. Д.И.Менделеева. Кандидат наук. 16 апреля 2004 г. считает одним из самых счастливых дней в своей жизни. В тот день она нашла в Интернете мои статьи “Исход” и “Гибель парламента”, где впервые рассказывалось о её дедушке.

    Завязалась переписка. В одном из писем на Камчатку есть такие слова о генерале: “Дома говорили, что большевики предлагали ему перейти на их сторону, но он отказался, сказав, что присягал на верность царю и присягу не нарушит. Кроме того, в семье говорили, что японцы предлагали дедушке огромные деньги за Камчатку, но он ответил, что русские офицеры Родиной не торгуют (может быть, это просто легенда, я не знаю). Ясно только самое важное - он был глубоко порядочным, честным человеком”.

    В.П. Пустовит

    печатная версия



    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес