Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Кривошеев Петр Карпович (07.07.1927):
    все материалы
    1. Гореть всегда
    2. Наследство
    3. Последний экзамен
    4. О Петре Кривошееве
    5. Тоболяки на Камчатке
    6. НА КАМЧАТКУ…
    7. "Рыбный" стаж -- 56 лет
    8. Тоболяки на Камчатке (продолжение)
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
     
    "Тогда, в пятидесятые, шестидесятые годы, мы работали так, как призывает нас партия работать сегодня", - говорит мой собеседник. И я знаю, что эти слова - не ностальгическая романтизация прошлого и ушедшей с ним молодости, а чистая правда. Не продолжительностью рабочего дня, не величиной оклада мерили его товарищи и соратники свой труд - делом, и только им.
    …Писать о юбиляре нелегко: запросто можно утопить человека, его жизнь, обычную, далёкую от какой-либо парадности и полную не только удачами, в липком елее похвальных словес. Сам-то юбиляр, наверное, не шибко обидится, если журналист его малость перехвалит. Но, говоря об этом человеке, хочется не только поклониться ему за его многолетние труды и заботы, но и осмыслить, насколько это возможно, накопленный им нравственный опыт. Он нам ещё пригодится.
    Сорок лет из шестидесяти прожитых Пётр Карпович Кривошеев отдал рыбной промышленности. И то, что для нас в её истории - седая древность, для него часть биографии. Когда в сорок седьмом он, двадцатилетний выпускник Тобольского рыбопромышленного техникума, приехал на Камчатку, наша земля и окружающее её с трёх сторон водное пространство были совсем другими, чем сейчас. Это будущее ещё предстояло создавать.
    И он впрягся в этот тяжёлый воз и тянет его по сей день с тем же упорством и беспощадностью к себе, что и четыре десятилетия назад. Внутренняя эта молодость даже на внешности и повадках его отразилась: в его шевелюре, которую он время от времени привычно расчесывает пятерней, нет ни одного седого волоса. Не приобрёл он с годами и должностной степенности - "стопами шествовать" не умеет, ходит стремительно, тараня пространство лобастой головой. Проводишь его взглядом и подумаешь с невольной завистью: "Да, старость такого не догонит!.."
    Над его рабочим столом, за которым он, впрочем, без нужды не засиживается, висит портрет Ленина. Ильич смотрит строго, проницательно, в чуть прищуренных глазах вопрос к нам, сегодняшним: "Сумеете ли, выдюжите ли?.." А под портретом ленинская строчка: "Надо пролетарскую трудовую дисциплину довести до самой высокой степени напряжения, и тогда мы будем непобедимы". Именно так работает сам Кривошеев, того же требует и от тех, кто работает рядом с ним. Конечно, это нравится не всем, как не всем нравится трудиться на совесть.
    Пётр Карпович - технолог, начальник технологической лаборатории Камчатского филиала Центрального проектно-конструкторского и технологического бюро Дальрыбы. Были годы, когда технология, застоявшись на достигнутом когда-то уровне, перестала сколько-нибудь заметно влиять на производство и превратилась незаметно в участок, на который хозяйственники смотрели если не косо, то равнодушно. О том, что этот вывод - не преувеличение, можно судить по тому хотя бы, какое здание занимает лаборатория - этот тесный, ветхий деревянный особнячок не может конкурировать ни с одной из административных построек объединения "Камчатрыбпром". Сейчас отношение к технологам здесь меняется (хочется надеяться, что не только благодаря усилиям Кривошеева, но и новым условиям хозяйствования). Но от "потепления" отношений между руководителями отрасли и людьми, занятыми совершенствованием технологии до настоящих изменений статуса последних, - дистанция немалая.
    Ежегодно лаборатория, кроме производства многих тысяч анализов продукции - химической, радиологической, бактериологической, разрабатывает до полутора десятков новых видов рыбных товаров. А "добро" на выпуск получает из этого числа от силы треть. И то, если удастся пробить новинку через мощные укрепрайоны бюрократической обороны. Только на утверждение цен на консервы из тресковой икры ушло два года! А ведь Госкомцен - лишь одна из многочисленных инстанций, которая имеет касательство к апробации новой продукции. Госстандарт, Минторг СССР и РСФСР, Минздрав, сам Минрыбхоз и ВРПО "Дальрыба" - вот далеко неполный перечень ведомств, каждое из которых, участвуя в дегустационном совете, может наложить вето на новинку.
    Четырежды ездил Пётр Карпович в Москву, чтобы доказать этому высокому синклиту: перевод так называемой зубатки, то есть самцов горбуши с начальными нерестовыми изменениями, во второй сорт - нелепость, так как эта рыба по своим качествам ничем не уступает "серебрянке", а материальные потери от этого исчисляются сотнями тысяч и миллионами рублей. Возил он туда и образцы продукции - консервы, солёную. Комиссия рыбу ела, похваливала, но старых инструкций и ГОСТов не отменяла.
    Почему? Уже после заседания совета один из его участников, представитель Госстандарта (тот самый, что и "провалил" предложение технолога), пояснил свою позицию: "У вас пенсионная книжка на руках? То-то и оно. А мне ещё пенсию заработать надо, да желательно бы персональную. Ну, пропущу я вашу идею, а если что потом случится - с кем делить ответственность прикажете? С начальником какой-то там лаборатории какого-то филиала? Вот если бы впереди вас шли начальник “Дальрыбы”, замминистра, тогда, глядишь, дело бы сдвинулось…"
    Кривошеев, уставший от четырёхкратно повторенной попытки доказать очевидное, пообещал приехать в пятый раз с партийным билетом, чтобы идти на приём в ЦК.
    - Это моё, возможно, последнее большое дело, - суровеет лицом Пётр Карпович, - моя лебединая песня. Так что отступать я не намерен. Я знаю: он своего добьётся, потому что никогда не терпел, если положение вступало в противоречие с его знаниями, опытом, здравым смыслом. Если раньше лаборатория ориентировалась в основном на береговые рыбозаводы, то после прихода сюда Кривошеева она, как говорит технолог, развернулась "лицом к флоту".
    - Не контроль - контролёров судовым специалистам и без того хватает, а профилактика забраковок, обучение мастеров лучшим методам ведения производства - вот наша задача, - считает Петр Карпович. - Для этого и идут работники лаборатории в море. Результаты заметны. В прошлом году, например, 98,3 % продукции Камчатрыбпрома было выпущено первым сортом - на 1,7 % больше плана.
    Ущерб от снижения сортности и забраковок снизился по сравнению с предыдущим годом. А количество консервов, переведенное в нестандарт, уменьшилось за этот срок без малого в семь с половиной раз!
    В активе Кривошеева - внедрение прерванного бочкового посола горбуши.
    Этой деликатесной слабосоленой продукции в прошлом году было выпущено уже 2 400 тонн. "Наверх пошла просьба об утверждении временной технологической инструкции как постоянной. А технология разделки калянусной сельди, до того не поддававшейся обработке: из этого некогда бросового сырья за путину сделано около миллиона условных банок пресервов, 480 тонн селёдки засолили". Провели удачный эксперимент с засолом горбуши в контейнерах. За год на предприятиях Камчатрыбпрома внедрено четырнадцать новых норм расхода сырья, что сэкономило объединению более 640 тысяч рублей. Для обкатки новинок, разработанных лабораторией (а их в работе больше тридцати), на Петропавловском рыбоконсервном заводе вновь организуется экспериментальный участок…
    Таков весьма неполный список дел, сдвинутых П. К. Кривошеевым и его коллективом всего лишь за год. Если умножить этот итог на сорок лет его рыбацкого стажа, то полученный результат, думаю, ненадолго разойдётся с истиной. Хотя, конечно, работа Петра Карповича мастером-технологом в Пахачах, Усть-Камчатске, Колпаково, Кировском (тринадцать лет он отдал побережью) отличалась от забот главного технолога, затем главного инженера Петропавловского рыбокомбината (здесь он работал также тринадцать лет). И совсем иными стали его обязанности, когда он стал главным технологом Тралфлота.
    Но главное оставалось постоянным: все сорок лет исполнять свою должность (а корень этого слова "должен") в самой высокой степени напряжения. Так он работал, когда искал способ выпуска из малопригодного в свое время минтая пищевой продукции - по сей день радуется душой, когда видит, что мало кто из покупателей уходит из рыбного магазина, не купив хоть баночку соленой минтаевой икры: он первым начинал её выпуск, сам подбирал технологию. Минтай-безголовка, решить проблему утилизации отходов разделки, - тоже его детище, так же, как и балычок минтая. Талант технолога, сложенный с организаторским даром и с предельно честным отношением к своей работе, - деловая характеристика Петра Карповича Кривошеева, родившегося в год создания Акционерного Камчатского общества и празднующего свой шестидесятый день рождения в канун Дня рыбака…
    Г. Субботин


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес