Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Коробов Карп Ильич:
    все материалы
    1. Т. М. КРИВОНОГОВ, Люди и судьбы
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
    2007 №10 Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки

    Т. М. КРИВОНОГОВ, Люди и судьбы (Коробов К.И.)

    КАРП ИЛЬИЧ, ИЛИ ТРАМПОВОЕ ПЛАВАНИЕ

    Мне хочется рассказать об одном замечательном специалисте АКОфлота - старшем механике Карпе Ильиче Коробове, одном из лучших механиков-универсалов первого разряда. В 1945-1946 гг. он работал старшим механиком парохода "Орочон".
    Придя из очередного рейса глубокой осенью 1945 г., "Орочон" встал в ремонт на Петропавловскую судоверфь. И, как оказалось, на очень долгое время - до лета 1950 г. Такие затяжные ремонты в то время были не в диковинку. Например, пароход "Терек" простоял в ремонте на этой же верфи восемь лет!
    Время было голодное. Экипаж выручало то, что на судне имелся запас серого риса, который остался после перевозки пленных японцев с Курильских островов в Николаевск-на-Амуре. Рис этот сохранился благодаря предусмотрительности бывшего капитана Алексея Андреевича Гринько. Он предназначался для питания пленных японцев, но после высадки с парохода они его с собой не взяли.
    …Тихий теплый августовский вечер. На палубе стояли несколько человек. Среди них помполит Сергей Филиппович Коваль, высокого роста, очень симпатичный, доброжелательный человек. Недавно его демобилизовали из морского пограничного отряда. Служил он на катерах на Соленом озере. После демобилизации горком партии направил его в транспортный флот. Позже он долго трудился председателем профсоюзного комитета морского торгового порта. Среди плавсостава и сослуживцев пользовался большим уважением. Умер рано, даже не дожил до пенсии.
    Стояли на палубе и мы, несколько палубных матросов, семнадцатилетних пареньков. Это - Женя Ершов, Боря Максяткин, Ваня Сидоренко и я. Мы внимательно слушали рассказы старших товарищей. А послушать было что! В это время радист включил палубную трансляцию. Из динамика понеслась утесовская песня про кочегара. После слов: "На палубу вышел, сознанья уж нет, в глазах у него помутилось…" Сергей Филиппович обратился к Карпу Ильичу: "Карп Ильич, вот вы старый моряк, рассказали бы молодежи, как тяжело было во флоте в старое время". Карпу Ильичу тогда было около шестидесяти лет. Но вместо рассказа о тяжелой дореволюционной жизни кочегара мы услышали следующее:
    - Об этом поет только Утесов. На самом деле все было иначе. Мы в то время работали на прекрасном высококалорийном кардиффском угле. Питались и одевались очень хорошо. Я тогда был третьим механиком, имел четыре костюма. Чтобы они не портились от сырости в тропиках, у меня в рундуке всегда горели лампочки - одна внизу, другая наверху, которые сушили воздух.
    В 1917 г. мы вышли из Одессы, своего порта приписки, а вернулись домой только в 1922-м. Все это время совершали трамповые рейсы между портами Северной и Южной Америки. Подолгу ходили между портами Индии и Австралии (поясню, что понятие "трамповое плавание" произошло от английского слова "трамп" - бродяга. Трамповое судно ходит не по расписанию, а идет в любой порт в зависимости от имеющегося груза и может годами не посещать порт приписки. - Авт.).
    Контора Добровольного флота размещалась в Лондоне. Пароходами руководили оттуда. С оплатой они нас не обижали. Такого понятия, как воровство, на судне не было. Сытый и обеспеченный человек воровать всякую мелочь у товарища никогда не будет. По приходе в 1922 г. в Одессу мы стали работать уже в Совторгфлоте…
    Однажды вечером Женя Ершов сказал нам, ребятам: "Давайте сходим в токарку. Там Карп Ильич делает посуду для дочери". Дело в том, что дочь Карпа Ильича вышла замуж. А насчет посуды то время было очень плохо. В магазинах ее просто не продавали. Когда мы спустились в токарку, то увидели примечательную картину. На верстаках лежали тазики и ведра из оцинкованного железа, да с такими аккуратными швами, что можно было залюбоваться этим творением рук человеческих. Мы не выдержали и спросили:
    - Карп Ильич! Как вы научились так красиво работать?
    Карп Ильич как раз изготавливал из медной пластины поварскую чумичку, придавая ей нужную форму ударами круглого молотка.
    - А вот смотрите. Если вы ударите по пластине сильно, она у вас даст трещину. Если слабо, то толку не будет. Надо ударить так, чтобы получилось, как надо. Ведь нас когда учили, то били. А нынче, как знаете, за одного битого двух небитых дают, и то не берут. Вы, конечно, не подумайте, что нас били кулаками. Этого не было. Но за уши и за вихры дергали.
    - А за что?
    - Да ведь проказничали мы другой раз. Подшучивали над мастерами. Да мало ли еще что. Но шутки, правда, были безобидные. Ну, а потом началась учеба в Одесском мореходном училище дальнего плавания. Это уже была настоящая школа.
    Условия на судах были хорошие. Мы даже иногда не брали отпусков, чтобы не потерять работу. Пришлось мне немного потрудиться в тридцатые годы и на судоремонтном заводе. Среди инженеров оставалось еще много очень грамотных людей старой закалки. Многие учились во Франции, Германии, Швеции, Италии. Свободно владели иностранными языками.
    Однажды в заводоуправлении объявили, что надо принести свои дипломы. И вот один инженер принес два диплома - один французский, а другой немецкий. Человек свободно владел и тем, и другим языком. Вот так и вы, ребята, учитесь, пока есть время. (И ведь как в воду глядел Карп Ильич! Трое из нас стали механиками первого разряда, а я - капитаном дальнего плавания. - Авт.)
    - А дальше на каких судах работали?
    - Вскоре я закончил работу на судоремонтном заводе и пошел на ледокол "Торос". Принадлежал он Одесскому морскому торговому порту. В 1938 г. мы стали осваивать буксировку плавучих доков. Один привели в Совгавань, а второй в Петропавловск-Камчатский. Вели доки через Суэцкий канал. Рейсы были очень интересные. А в 1939 г. я был стармехом на лесовозе "Коккинаки". Перегоняли его с Запада на Камчатку. По приходе на Камчатку задержался здесь: не было замены, уговорили остаться. А летом 1941 г. началась война. Жена и дочка еле успели выехать из Одессы в Петропавловск. Ну а после "Коккинаки" тружусь на "Орочоне".
    - Карп Ильич, а как сложилась жизнь у ваших знакомых инженеров с завода? - спросили мы его.
    - У большинства очень плохо. Наступило самое мрачное время - ежовщина. Многие поплатились жизнью…
    Когда мы пытались уточнить что-то еще, то Карп Ильич нам по-отече-ски сказал: "Рано вам еще, ребятки, думать об этих вещах. Придет время - все узнаете".
    В 1950 г. Карп Ильич выехал на пенсию в Одессу. Провожали его сердечно. Вначале писал письма, потом переписка потихоньку прекратилась.
    Иногда, задумавшись, удивляюсь. Почему Карп Ильич приоткрыл нам страничку прежней, дореволюционной жизни? Очевидно, хорошо знал, что мы его не выдадим. Ведь за такие разговоры в то время не жаловали…


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес