Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Белая Екатерина Федотовна:
    все материалы
    1. Семейный вклад конструкторов Белых
    2. Старые и новые проекты Екатерины Белой
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
     "Рыбак Приморья"
    Пионерами механизации труда в рыбной отрасли стали дальневосточные конструкторы Дальгипрорыбпрома. Иначе быть не могло, специалисты центральных проектных институтов видели тихоокеанскую рыбу, крабов только на витринах магазинов и на столах. Преимущественно запакованными в консервные банки. Молодые инженеры с конструкторской жилкой проходили после Дальрыбвтуза хорошую производственную школу у именитых создателей машин и установок.
    Екатерина Белая вспоминает, что начальником отдела был Федор Вэрнович Сакнэ, главным конструктором Борис Григорьевич Рудник, а одним из главных специалистов - Савва Ефимович Губарь. Это были авторы первых станков, заменявших ручной труд.
    Отдел имел несколько групп, каждая из них разрабатывала по нескольку тем. Поле деятельности было обширным. Савва Ефимович Губарь, Николай Иванович Жилин, Леонид Михайлович Попов, Виктор Иванович Мейта, Александр Яковлевич Пупыкин, Юрий Федосеевич Паленко, Владимир Иванович Куприн, Анна Александровна Тончук, супруги Виктор Игнатьевич и Екатерина Федотовна Белые, Иван Яковлевич и Тамара Васильевна Залуговские одну за другой создавали машины для переработки крабов, рыбы, моллюсков и морских растений. Их линии и машины работали на судах и береговых комбинатах многих предприятий Дальрыбы.
    Нельзя думать, что изобретатель прямо-таки витал в облаках и трудился, когда его осенит творческая мысль. Разработка проектов дело кропотливое, нужно постоянно помнить о ГОСТах, допусках, правильно оформлять чертежи. Как правило, на их проверку уходило очень много времени. Здесь помогало женское долготерпение. Кропотливо, по нескольку раз проводили проверку каждого проекта Алевтина Владимировна Ковалева, Марина Степановна Еремина, Мария Федоровна Боярская. Женщины несли в разработке рабочих проектов основную нагрузку. Великими труженицами были инженеры Анна Алексеевна Чистякова, Раиса Георгиевна Зайцова, Валентина Ивановна Пашукова, Любовь Моисеева, Татьяна Водбольская.
    Екатерина Федотовна хорошо помнит мощную загрузку конструкторских организаций в период 1959-1969 гг, ставший звездным для дальневосточных конструкторов. До сих пор первенство по многим разработкам принадлежит их коллективу. Научно-исследовательские институты мира считали бы за счастье иметь таких инженеров.
    Виктор Игнатьевич Белый после окончания в 1958 году факультета "Машины и аппараты пищевых производств" Дальрыбвтуза получил назначение в конструкторское бюро Управления китобойных флотилий. На следующий год КБ перевели в экспериментально-конструкторский отдел Дальгипрорыбпрома. Виктору Игнатьевичу поручили заниматься машинами для разделки рыбы.
    Екатерина Федотовна закончила этот же факультет годом позже и тоже оказалась в Дальгипрорыбпроме. А вот профиль был другой.
    Вначале Екатерина Федотовна по заданию начальника технического отдела Дальрыбы Доминика Доминиковича Шитько трудилась над агрегатом для переработки морской капусты. Доминик Шитько мечтал выпускать из морской капусты порошок типа агар-агара, а Екатерина Федотовна настаивала на методе шинковки. Она взяла в основу чертежи фуговочного деревообрабатывающего станка и разработала капусторезку производительностью 3 тонны в час. Промышленность, в частности, Южно-Сахалинский завод, за тридцать лет выпустила их более тысячи штук. Шинкованный "Салат из морской капусты по-приморски" неизменно присутствовал и продолжает демонстрироваться на выставках различного уровня. К выпуску разработанной Екатериной Федотовной машины подключились хабаровский "Продмаш", "Дальрыбтехцентр", и она пользуется спросом до сих пор.
    В 1962 году была испытана опытная машина по срыву головогрудного панциря краба. Было очень много замечаний, родились новые идеи, появилась необходимость значительно усовершенствовать установку. Лишь на следующий год Екатерина Белая, Мария Еремина и один из слесарей-наладчиков вышли на старом краболове "Всеволод Сибирцев" в море, чтобы доработать в производственных условиях плод длительных мучений, машину для срывки панциря краба.
    В те времена командировочные платили по такой системе - первые два месяца специалист получал 100-процентную оплату, а за следующие начисляли уже вдвое меньше. Да еще за питание высчитывали. Особо не засидишься. Привезли две машинки, устанавливали даже в штормовых условиях. Надо учесть и то, что ручной срыв панциря - труд тяжелый, хотелось быстрее его механизировать. Вера в детище конструкторов была настолько велика, что капитан-директор Федор Иванович Ветров без всяких колебаний разрешил пропустить через опытную установку всю доставленную добытчиками партию крабов. Вместе с крабами в лоток попало грузило, случилась поломка. Федор Иванович схватился за голову, сгоряча накричал на "чертовых экспериментаторов, из-за которых только неприятности в виде простоев, а ему план давать надо", и сидеть бы инженерам в ожидании новой детали, но помогли судовые умельцы. Они заварили и отшлифовали лопнувшую шейку приводного вала, испытания продолжились.
    После трех месяцев доработок производственники плавзавода сняли на свой страх и риск все ручные приспособления и установили разработанные Дальгипрорыбпромом машинки уже под производственную нагрузку. В конце четвертого месяца испытаний, в последние дни перед приемкой ведущий конструктор Белая пила валерьянку, но Бог миловал, больше никаких казусов не происходило. Ветров взял свои слова обратно и снова приглашал ее на партсобрания и планерки для изучения производственных проблем. Иван Яковлевич Залуговский, Валерий Николаевич Клягин и Александр Новокрещенов в это время занимались на других краболовах доводкой машин по разделке ходильных ног краба.
    На следующий год установили по две машины на "Коряке", "Андрее Захарове". В дальнейшем оснастили ими другие плавбазы. На "Коряк" направили Екатерину Федотовну, Анну Алексеевну Чистякову и слесаря-наладчика. На "Андрее Захарове" установкой занимались Иван Залуговский, Валерий Клягин и слесарь Дмитриев. Приемные испытания состоялись на "Андрее Захарове", скоро конструкторы отправились домой, а Белая провела в море еще месяц, потому что ее включили в приемную комиссию линий обеих плавбаз. Наконец, в 1965 году машины приняли. После доработок и устранения замечаний приемной комиссии чертежи передали на "Продмаш", в город Хабаровск для серийного производства техники. Так благополучно закончился еще один эпизод из трудовой биографии Екатерины Федотовны. Наступил этап создания машин для обработки голов, тушек, ястыков икры лососевых видов рыб.
    Идея механизации икорного производства не родилась сама по себе, об этом настойчиво просили сами производственники. В 1965 году технический отдел Дальрыбы направил руководителя конструкторской группы Екатерину Белую в Николаевск-на-Амуре на рыбоперерабатывающие цехи "Озерпах" и "Чныррах", где она должна была изучить методы ручной засолки ястыков икры и работу изготовленного местными умельцами обезвоживателя икры. Она вернулась с богатым материалом. Совместно с технологами: заведующим химической лабораторией Сахалинрыбпрома Юрием Ивановичем Корком, представителем ТИНРО Модестом Иосифовичем Комарницким, - сели за изучение привезенного.
    Корк завел речь о том, как прекрасно было бы иметь автоматическую установку для посола икры. Хорошо бы, продолжал он, потолковать на эту тему с разными специалистами. С его подачи Екатерина Федотовна обращалась к профессору Игорю Владимировичу Кизеветтеру, познакомилась со многими учеными ТИНРО. А связи конструкторов с экономистами были налажены испокон веков. Работа началась. Проект, сначала просматривавшийся весьма смутно, все больше и больше отвечал предъявляемым требованиям.
    Это заняло много лет работы. В принципе, правильней будет сказать так: машины непрерывно дорабатывались как на береговых предприятиях, так и на плавучих заводах. Для того чтобы не усложнять ход повествования, отойдем от хронологии и сначала расскажем о работе конструкторов на берегу, затем в море. Первые образцы охладительной установки и обезвоживателя изготовили на Южно-Сахалинском заводе. Сначала создавали и доводили "до ума" линии для обработки ястыков, затем для разделки голов горбуши. Позднее дошел черед до механизированной обработки кукумарии, других моллюсков. С выпускавшим установки Южно-Сахалинским заводом сотрудничали долго, до 1990 года.
    В испытаниях, а первое время они проходили в Корсакове, принимали участие заместитель главного инженера Сахалинрыбпроекта Милько, представитель центральной химической лаборатории г. Владивостока Зинаида Васильевна Рыжова и технолог лаборатории Сахалинрыбпроекта Галина Васильевна Москальцова. В тесном сотрудничестве добились посола кеты в циркулирующих тузлуках. Были одобрены принцип работы обезвоживателя, охладителя посольной машины. Образец устройства для пробивки ястыков, инспекционного стола изготовить не успели, появились трудности в изготовлении грохота и подбутарников. Из Владивостока работали Белая, А. Танчук и А. Чистякова. Комиссия приняла обезвоживатель, инспекционный стол и охладитель. Опытные образцы не демонтировали, они работали в производственном режиме в икорном цехе Корсакова очень долго, в течение 23 лет.
    Действующий обезвоживатель икры образца 1967 года, думается, сохранился в икорном цехе Корсаковского рыбоперерабатывающего комбината до сих пор. Во всяком случае, доподлинно известно, что еще лет пять назад его берегли пуще глаза, над ним тряслись, в почете был и обслуживающий персонал. В 1990 году Екатерина Федотовна испытывала в Корсакове машину для разделки горбуши и тоже видела, с какой бережностью относились работницы к агрегатам икорного цеха, которые очень облегчали их труд. Например, если отделение тузлука после посола икры делается в лозовых корзинках и длится более 7 часов, что увеличивает вероятность обсеменения микробами и вязкость продукта, то центрифуга избавляет икру от тузлука в течение 15-20 минут. После этого икра подается на инспекцию, где она освобождалась от так называемых "лопанцев" и остатков пленки, затем смешивалась с антисептиками, упаковывалась в бочонки и отправлялась на хранение в холодильники.
    На создание охладителя ястыков, машин для их пробивки, обезвоживания икры и ее инспекции, тузлучной станции ушло 10 лет. Каждый год рождались новые машины, они совершенствовались, получилась целая линия. В состав икорной линии доработки добавлялись ежегодно. К 1973 году Южно-Сахалинский завод поставил оборудование для рыбозавода поселка Охотское, этот завод находился в подчинении Корсаковского рыбокомбината. Испытания проходили кроме Корсакова и филиалов Корсаковского рыбокомбината еще и в Рыбновске.
    Процесс разработки перерабатывающих линий на берегу шел спокойнее чем на судах, без излишней нервотрепки. Днем настраивали оборудование, вечером, когда поступал сырец, начиналась его обработка. Работали допоздна, порой часов до трех. Все делалось методично. Другое дело - плавзаводы, а ведь их было у Дальрыбы немало. Уже испытанную на берегу технику, а при необходимости, то прямо еще с пылу с жару, сырую устанавливали на судно, которое, как известно, подвержено качке, на нем совершенно другие перепады температуры, условия работы. Все это нужно было учитывать.
    Конструкторы вносили много неудобств в напряженную жизнь плавучих заводов. Единственной плавбазой, где людям технической мысли радовались, был "Александр Обухов". Дело в том, что капитан-директор Евгений Константинович Розов обращал особое внимание на механизацию производства. Евгений Константинович, заместитель по производству Владимир Егоров, сменивший его молодой, энергичный Владимир Васильков, старший механик технологического оборудования Владимир Кожевников, механик Виталий Ракитский всегда поддерживали конструкторов. Они и сами много делали для внедрения нового и гордились тем, что именно "Александр Обухов" стал полигоном для испытаний новой техники по обработке ястыков икры лососевых пород рыб, минтая.
    В 1975 году на "Александре Обухове" была установлена прошедшая проверку в береговых условиях, а затем успешно испытана и принята механизированная линия для обработки ястыков лососей. Это позволило увеличить выход продукции до 10 процентов, поднять сортность до 90 процентов. Длительность хранения увеличилась с 6 месяцев до года. Добавим, что в 1976 году эту линию модернизировали для посола икры минтая. В доработанном виде она на 40 процентов увеличила выход икры и снизила микрообсемененность. Значительно увеличился срок хранения ценной продукции.
    Новая техника внедрялась по мере готовности. Не все вновь прибывающие с заводов суда получали при постройке новейшее оборудование. В большинстве случаев его устанавливали уже здесь, на Дальнем Востоке. Без тесного сотрудничества одним лишь инженерам-конструкторам пришлось бы тратить больше времени. Екатерина Федотовна твердо убеждена в необходимости включения в группу разработчиков представителей от ученых, технологов, судоводителей, экономистов.
    "Обуховцам" понравился отделитель тузлука от икры, обезвоживатель, прошедший обкатку на Сахалине. Обезвоживатель икры представлял собой многогранный ротор, где на подвесках в два ряда устанавливаются перфорированные корзины с икрой. Обороты рассчитаны так, чтобы икра не раздавливалась, центробежная сила удаляла воду всего за пять минут, первый образец делал это за 15-20 минут. При ручном методе посола корзины помещались для "стечки" на стеллажи на семь-восемь часов. Налицо и экономия дефицитного на судах места, так как необходимость в стеллажах отпала. Ненужными стали специальные корзины, которые изготавливали только из лозы.
    Процесс инспектирования упростило введение вакуумных патрубков-отсосов для удаления примесей, кусочков ястычной ткани, кровяных сгустков. Изготовленные в более крупном масштабе, отсосы стали применять для очистки грохоток и сетчатых приспособлений. Большие надежды возлагали на бактерицидные лампы, которые установили над конвейером перед посолом. Была мысль добавочно облучать икру после инспекции, перед укладкой в мелкую тару, чтобы отказаться от консервантов. Киевский институт гигиены питания дал отрицательное заключение. Изготовленная таким образом лососевая икра после года хранения приобретала запах озона.
    Обезвоживатель дал толчок для создания Н3-ИПОИ, машины посола и обезвоживания икры, машины, по словам конструкторов, забойной. Она вошла в состав икорной линии, поступавшей на все суда и береговые предприятия. Н3-ИПОИ работает и в автономном режиме, вне линии. После некоторых доводок машина стала универсальной, ее с успехом применяют на минтаевой путине. В 1978 году Екатерина Федотовна перешла работать в центральное проектное конструкторско-техническое бюро (ЦПКТБ) Дальрыбы. В то время от консервных заводов конструкторам поступил заказ по созданию машин для разделки лососевых, обработке некоторых видов беспозвоночных, в том числе кальмаров.
    В начале восьмидесятых годов ЦПКТБ вплотную приступил к механизации обработки лососевых видов рыб. Как бы ни были искусны раздельщицы, иной раз под нож попадали ястыки, и, как правило, не удавалось отсекать голову и плавники без кусочков мяса. Не от хорошей жизни, а именно по этой причине появились такие консервы, как "Уха камчатская", "Рагу из дальневосточных лососевых". В их состав помимо разделанных голов и плавников с прирезями спинной и жировой брюшной части входили нестандартные куски мяса. В утиль при большом поступлении сырца отправлялись не только внутренности, а и головы. Более качественную обработку могли выполнять разделочные машины, для этого нужно было подобрать удачную программу. Решили делать универсальную машину, способную отделять и разделывать головы, вырезать с минимальными потерями мяса плавники, вскрывать и вычищать полость тушки, вынимать ястыки. В общей сложности эта машина должна была выполнять в комплексе восемь операций.
    Разработали макет, представили чертежи на технический совет одного из крупных предприятий Дальрыбы - Дальморепродукта. Производственники идею одобрили. В тот период сын Игорь и еще три увлекающихся изобретательством студента Дальрыбвтуза проходили в отделе Екатерины Федотовны преддипломную практику. Они приняли самое активное участие в наладочных работах на плавбазе "Мерецков" и старательно приобретали производственные навыки.
    Когда было создано три макета, конструкторы получили добро на доводку изделия в производственных условиях на плавбазе "Александр Обухов". Старший механик Владимир Кожевников посмотрел и загорелся целью установить все три макета и работать, работать! Он говорил: - Вперед, Катерина, все будет хорошо, мы тебе поможем. Как ни хотелось Екатерине Федотовне испытать пока лишь один образец, Кожевников убедил в целесообразности своего мнения технический совет Дальморепродукта, а сам перед отходом судна неожиданно умчался в отпуск. Было такое, чего скрывать за давностью-то лет. На переходе к месту работы, а это шесть дней, установили на верхней палубе все три линии. Активное участие приняли производственники завода, слесари от ТИНРО и сын Игорь. На пробный пуск собралось начальство, в белых рубашках, при галстуках. Загрузили партию рыбы. Начальники, как водится, заняли места в первых рядах. Их первыми и обдало брызгами крови, когда ножи начали свою адскую работу. Все разбежались. Сын загрустил. Мама достала пузырек с валериановыми каплями и мрачно сказала, что теперь никто мешать не будет, можно спокойно работать.
    Механик Ракицкий со слесарями за две ночи поставили рыборезки малой механизации по отделению голов, а конструкторы начали отработку операций на одной линии. За три месяца командировки получили массу положительных и отрицательных результатов. Очень хорошо зарекомендовала себя машина по разделке специальными фрезами голов, удалению жаберных крышек, глаз, зубов. Порадовало устройство вскрытия полости рыбы, в разработке которой принимал активнейшее участие Игорь. Но в целом, как убедились конструкторы, комплексная машина оказалась еще сырой.
    В конструкторском деле отрицательный результат более ценен, он наталкивает на поиски новых решений. Решили работу над универсальной линией продолжить. И вновь склонились над чертежами, листали справочники, спорили, в кабинетах царил творческий процесс. Линию разделили на два устройства. Первое содержало узлы, показавшие положительные результаты по отсечению головы, разделке ее на две части, зачистке жабер, отделению мозга, порционированию головы на куски. Второе устройство помимо этих операций отрезало плавники, удаляло внутренности, вскрывало почку с промывкой внутренней полости. Лишь выемка ястыков и молок производилась вручную.
    Пришло время испытывать усовершенствованную технику. В ходе экспериментов второе устройство разделили еще на две машины. Таким образом, универсальная линия по разделке лососевых представляла собой комбайн из трех агрегатов. Линия прошла проверку на "Константине Суханове" и дала 10 процентов экономии за счет отделения головы без мяса. Для сведения баланса сухановцам даже пришлось брать дополнительный сырец на других плавбазах. Полностью эта машина была закончена к 1990 году. Оставалось подготовить конструкторскую документацию и выполнить дизайнерские работы. Промышленность могла приступать к запуску головных образцов. Разработкой заинтересовались калининградцы, но конструкторы рано праздновали победу. Начались экономические неурядицы, переговоры ни к чему не привели.
    Одиннадцать лет потратил коллектив в 35 человек на создание универсальной машины и со своей задачей справился. Это не по их вине массовая разделка лососевых до сих пор ведется вручную, за исключением нескольких операций. В тот же период приморские конструкторы разрабатывали и испытывали линии обработки кальмара, кукумарии на заморозку. После всех этих разработок Екатерина Федотовна взялась за создание машины для посола рыбы. Предполагалось после разделки тушки обкалывать ее в районе позвоночника солевым раствором с некоторыми добавками. Уж больно понравилась ей идея, рождался совершенно новый способ. На Западе в мясокомбинатах таким способом солят свиное сало, почему бы не испытать его на рыбе?
    Она не ждала, когда поступит указание браться за ту или иную тему. Решения рождались во время командировок или при изучении технической литературы. И нет вины талантливого конструктора, что обстоятельства не позволяют полностью раскрыть свои возможности. Среди невостребованных оказалась и очень компактная машина для удаления плавников без прирези мяса. При этом жировая часть брюшков оставалась на рыбе, консервы получались очень высокого качества. От ныне существующих рыборезок она отличается не только компактными размерами, а и повышенной безопасностью. Екатерине Федотовне довелось единственный раз в жизни посетить выставку Инрыбпром. За ней толпами ходили иностранные инженеры, им интересно было узнать принцип работы новинок. Английский представитель говорил, что если любую из представленных дальневосточниками русских машин поместить в отвечающую мировым стандартам оболочку, то обогатиться можно только на их поставках. Они предлагали на их взгляд взаимовыгодное сотрудничество в отношении той машины, что предназначалась для разделки красной рыбы. По приезду во Владивосток Белая простодушно рассказала о предложении иностранцев и… больше не бывала не только на международных выставках, а и на федеральных совещаниях. Она готовила по указанию чиновников выкладки, те где-то их озвучивали. Такое произошло разделение обязанностей. При этом Екатерине Федотовне начальство говорило: "Что тебе, Катерина, там делать, там тебе будет неинтересно". И в командировку, и в море ее. А как помогли бы встречи с конструкторами различных фирм, общение с изобретателями из стран с развитой рыбной отраслью…
    Каждый год по 3-4 месяца Екатерина Федотовна неизменно проводила на плавбазах. Как бы тщательно ни работала мысль изобретателя при создании чертежей, опытных установок, - от доработок, а то и переделок не уйти. Где, как не на практике проверять точность расчетов. Машина работает, только замечай ее слабые и сильные стороны. Иной раз давала толчок мысли реплика какого-либо рационализатора.
    О судьбе своей Екатерина Федотовна не жалеет. Повезло с работой, ее труд востребован, она пользуется уважением. В девяностых годах ей присвоили звание заслуженного изобретателя Российской Федерации. Неплохо сложилась и семейная жизнь. Правда, Виктор Игнатьевич, специализировавшийся на минтае, каждую зиму проводил в море, она, наоборот, уходила в командировки летом. Весной или осенью супруги Белые встречались где-нибудь в портах Сахалина, Камчатки, Магаданской области. Бывало, высаживалась Екатерина Федотовна на плавбазу, пришедшую с минтаевой путины на лососевую, заведомо зная, что на борту Виктор Игнатьевич. А он через несколько часов покинет судно и уедет во Владивосток. Прямо как в песне: "Дан приказ ему на запад, ей - в другую сторону". Хорошо, что дочка всегда была с кем-то из родителей.
    Заслуженный изобретатель РСФСР Виктор Белый всю свою жизнь посвятил созданию и совершенствованию машин для разделки минтая и сайры, обработки кальмаров. По существу нет ни одной плавбазы, где ни работали бы машины изобретателя Белого. А сын Игорь? Игорь поступил так, как советовали родители, он прошел конструкторскую практику и стал прекрасным производственником. Игорь Викторович начинал с плавбазы "Павел Чеботнягин", где на первом же году стал старшим механиком. На "Светлом луче" стал старшим механиком, позднее перешел на "Константина Суханова". Работал он и в механико-судовой службе управления. Творчески одаренный, Игорь Викторович разработал и внедрил множество ценных рационализаторских предложений.
    Механизм для шинковки кукумарии он изготовил прямо в море. Успешно занимался механизацией обработки морской капусты. Дочь Оля, детство которой прошло почти без родителей, окончила строительный факультет ДВПИ, работала старшим преподавателем в ДВГТУ, защитила диссертацию.
    Юрий Григорьев


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес