Участники проекта
Рыбацкие были
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



История
в событиях и лицах
Новые материалы
  • Подолян С.А., биография (Подолян Сергей Анатольевич)
  • Галерея рыбацкой славы (Якунин Александр Николаевич)
  • "Другу и учителю..." (Якунин Александр Николаевич)
  • Человек и события живы, пока их помнят (Якунин Александр Николаевич)
  • В жизни всегда есть место подвигу (Якунин Александр Николаевич)
  • Хранитель истории (Якунин Александр Николаевич)
  • От Усть-Сидими до Безверхово (Гек Фридольф (Фабиан) Кириллович (20.12.1836–4.7.1904))
  • Обледенение (Вахтанин Николай Александрович (1938))
  • Памяти Евгения Алексеевича АЛИСОВА (Алисов Евгений Алексеевич (1929–2008))
  • Воспоминания С. Г. Чепижко (Чепижко Сергей Григорьевич (1942))


  • ФОРУМ


    Партнеры

    Флот страны Советов и что мы потеряли

    История рыбной отрасли Севера
    Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
    (Георги Виктор Сергеевич)



    дополнительные материалы …

    Себто Тамара Ивановна:
    все материалы
    1. Крепка связь студенческая
    годы:
    «.» 1945 - 1991 гг.
     "Рыбак Приморья"
    Конец двадцатых-начало тридцатых годов прошлого века, заря возрождения мощной дальневосточной рыбной отрасли. Со всех концов страны к берегам Тихого океана шли эшелоны молодых энтузиастов. Был среди них бухгалтер Иван Бабаев. Иван Федотович вез с собой жену Ирину Яковлевну и сына Сережу. Их направили в бухту Ольга, на так называемые рыбалки - рыбацкие участки. На новом месте у Бабаевых родилась в 1932 году дочь, которую назвали Томочкой, Тамарой. После командировок по участкам от отца пахло морем и соленой рыбой. Он обнимал детей и с удовольствием катал дочку на плечах. В 1938 году семья переехала на Седанку.

    Запах моря

    Сергей ушел на фронт в 18 лет, закончил войну в 1945 году. Он был на западных фронтах, войну с милитаристской Японией довершил отец. Сергей Иванович поступил в судостроительный техникум, получил направление в Хабаровск, на судоремзавод имени С.М. Кирова, проработал на нем всю жизнь, был мастером. Будущая студентка факультета промышленного рыболовства Дальрыбвтуза Тамара Бабаева мечтала стать переводчиком. Училась прекрасно. В седанкинской школе N 16 (после войны построят новую), она знала английский язык лучше всех учеников. Вот и решила поступать в Московский институт иностранных языков. Родители справили ей новое ситцевое платье, по тем временам вещь вполне приличную. Поехала. В послевоенной Москве с общежитиями было напряженно, приемная комиссия очень придирчиво смотрела, кого принимать, кого нет. Абитуриентка из Владивостока получила по истории пять, сочинение написала на четыре. Оставался основной, английский язык. Поставили тройку. Наплыв в институт был огромный. Тех, кто экзамены сдал успешно, но не прошел по конкурсу, представители из Ярославского педагогического института пригласили ехать учиться к ним. Она согласилась. Через месяц пришло письмо из дома. Родители написали - приезжай, здесь тоже можно получить образование педагога. Тамара приехала, пошла в пединститут, к ректору, тогда его называли директором. Им был такой Медведев, он сказал: - Приходи на следующий год и поступай со всеми, у меня полный набор студентов. Не представлялось, как это можно год болтаться без дела. Пошла в крайком комсомола. Позвонили Медведеву, тот ни в какую - уже идут занятия, свободных мест нет. А тут открывался рыбный институт. В конце сентября - начале октября начали сдавать экзамены. И вспомнились бухта Ольга, шум морских волн, дух хорошо просоленной рыбы… Ей сказали, что приемная комиссия работает в здании морского техникума. Оказалось, на технологический факультет студентов уже набрали, на механический лицам женского пола поступать запрещено, но вот на факультет промышленного рыболовства сдавать вступительные экзамены еще не поздно. Лично ей надо сдать лишь физику и химию. Директор Помалейко при ознакомлении со студентами довел, что будут изучать орудия лова и процесс самого лова. На очный факультет набрали человек тридцать, а дипломы инженеров промрыболовства из них получили только тринадцать. Как ни велика была тяга студентов к знаниям, сказывались школьные военные годы. Подавляющее большинство отчислений произошло на первых курсах, когда изучали точные и общественные науки. Дальше пошло легче. На пятом этаже имелся большой зал. Днем лекции слушали, а в вечерние часы проводили репетиции художественной самодеятельности. Создали оркестр, Женя Орел солировал на аккордеоне. Чаще просто собирались. Танцевали, пели, слушали стихи допоздна, а по утрам спать хочется, а в восемь часов занятия. Но учились старательно, без принуждения со стороны преподавателей. Отличные оценки имел Федя Найденко, будущий Федор Федорович, в Дальрыбе он работал в отделе промышленного рыболовства. Кстати, на факультет поступил, уже имея за плечами рыбный техникум. Очень хорошо учился вчерашний солдат Вася Лушников, позднее он работал в Камчатрыбпроме. Рая Багреева, они с Тамарой остались единственными из всех зачисленных на факультет студенток. Жаль, после окончания Дальрыбвтуза имевшая прекрасные знания Раиса работала не в рыбной промышленности. Муж ее трудился на Крабофлоте, ходил на китобазах. С нею Тамара Ивановна встретилась лет через пятнадцать, кто-то из знакомых дал на улице телефон, созвонились. Женя Орел, Евгений Викторович работает в ТУРНИФе, душа человек, на всех танцах безотказно играл на аккордеоне, и когда он успевал готовиться к занятиям? На этом этаже учились и жили. Это потом переделали и обустроили аудитории, а для первых студентов Дальрыбвтуза там выгораживали малюсенькие комнатушки, лишь было бы где студенту иногороднему голову приклонить. С нами, рассказывала Тамара Ивановна, жила девушка с технологического факультета - всего 3 человека. Здание еще строилось, прямо за стеной девчачьей комнаты шло строительство. Однажды их комнату обокрали. Выломали дверь, когда они были на лекциях и утащили буквально все, что можно было вынести. Помните, как Тамаре для Москвы сшили ситцевое платье? Потом уже крепдешиновое приобрели, как бы парадное, вот его и своровали. У кого-то из девчонок наручные часы были, она их берегла, чтобы вне занятий красоваться. Украли. Позднее достроили корпус, который поднимается по Океанскому проспекту. И получилось с колоннами на два этажа здание Дальрыбвтуза, которое украшает центр Владивостока. На практику направляли. На первом курсе делали на механическом заводе крышки из жести для бутылок, потом парней отправили в колхоз сено заготавливать. Картошку копали. К тому же парни проходили военные сборы на острове Русском. Позднее начались практические занятия на рыболовецких предприятиях. Но она в море не была, девушек направляли в низовья Амура. Рыбу ловили - сазана, толстолоба - в Мариинском рыбокомбинате. Жили в домике Тамара с Раей от Дальрыбвтуза и несколько женщин из местных. Еще барак стоял, где рабочие жили. В шесть часов отправлялись на лодках осматривать невода. Кормили рыбой. Что больше нравится - морская или речная? Конечно речная, она вкуснее. Тамара Ивановна по сей день отдает ей предпочтение. Вот только сома не любит за то, что он питается падалью и лягушками. Выпускной бал первых студентов Дальрыбвтуза состоялся на первом этаже, там была большая столовая. Покушать принесли с собой, спиртного не было. Больше развлекались танцами.

    "Пищевая индустрия" - "Радиоприбор"

    Муж, Себто Гений Михайлович, родился в Гродеково. Отец бросил семью, когда сыну было 3 годика. Мать переехала в Уссурийск и устроилась работать на автобазе. Она болела, часто лежала в больнице. За маленьким Генькой в основном присматривали соседи. После семилетки четырнадцатилетний подросток поехал поступать в морское училище, но из-за очков не прошел медкомиссию по зрению. Тогда он подал документы в рыбный техникум. Там Г. Себто познакомился с Федей Найденко. После окончания техникума оба поступили на один и тот же факультет Дальрыбвтуза, на втором курсе Гений перешел на механический факультет для того, чтобы ходить в море. В начале 1945 года его, студента рыбного техникума, направили матросом-практикантом на плавбазу "Пищевая индустрия". Так невоеннообязанный по состоянию здоровья, вольнонаемный Себто стал участником войны. Ходили на Сахалин, Камчатку. На "Пищевую индустрию" установили орудия, членов команды расписали по боевым постам и старательно тренировали. Это старое судно 1909 года постройки, купленное в довоенный период у англичан, названное по инициативе жены Молотова "Пищевой индустрией", перерабатывало рыбу, но его подготовили для боя с надводным и воздушным противником, принятия морского десанта, военной техники. По окончании техникума Себто работал на судне "Рион" сахалинского рыбацкого флота. Учеба в Дальрыбвтузе давалось легко, он не признавал никаких отметок кроме пятерки. Тамаре, тоже одной из лучших студенток курса было приятно познакомиться с таким парнем. Дружба крепла, после сдачи выпускных экзаменов оба оказались в числе студентов, уезжавших на практику в рыбокомбинат "Славянка". Гений сделал предложение, она согласилась выйти за него замуж. Поженились перед защитой диплома, перевезли из Уссурийска мать. Ему, закончившему Дальрыбвтуз с отличием, вручили красный диплом за номером один. Это был первый выпуск рыбного института, а он являлся лучшим студентом по результатам учебы. В 2002 году Гению Михайловичу вручили особую грамоту, которую Тамара Ивановна хранит на самом видном месте в рамке под стеклом: "Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет. Диплом. Награждается СЕБТО Гений Михайлович за высокий профессионализм, преданность избранному делу, честь и достоинство, с которым пронес по жизни звание выпускника Дальрыбвтуза. Ректор Краснов Е. Д., председатель профкома Ким Г. Н., 12 октября 2002 года". Гения Михайловича оставили в институте преподавателем. Тамаре Ивановне предложили работу в горрыбкомбинате. Небольшое это предприятие располагалось на берегу Амурского залива, там, где позже появился олимпийский спортивный комплекс. Сырец, в основном камбалу, добывали в районе Седанки и 19-го километра, ныне Санаторной. Проводили опытное траление креветки. На этом комбинате она проработала два года. Через некоторое время Себто послали в аспирантуру в Москву. Рыбная отрасль получила бы перспективного ученого, но родился ребенок. Молодому главе семьи там надо учиться, а во Владивостоке трое родных людей, и на всех четверых лишь одна аспирантская стипендия. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал перевод аспирантуры в Калининград. Себто вернулся, ему предложили должность главного инженера на лакобаночном заводе. Материальные заботы отошли на второй план. Завод находился на Диомиде, он был оснащен импортными линиями. Банку делали из покрытых пищевым лаком листов жести. Их штамповали, выпрессовывали, только шум стоял! Но бурно развивавшаяся рыбная отрасль требовала увеличения тары. "Лакобанку" перевели в Находку, где построили такой заводище, что на долгие годы забыли нужду. Его как главного инженера звали туда. Не согласился, вернулся в рыбный институт. А на месте Диомидовского лакобаночного заводика стали строить "Радиоприбор". Появились новые корпуса, цехи просторные. Себто пригласили главным механиком. Он много лет отдал "Радиоприбору", дорос до заместителя главного инженера. Позднее возглавил завод "Изумруд", но через три года по болезни вернулся на ставший родным "Радиоприбор". Гений Михайлович проработал на нем 30 лет.

    Такая работа нужна

    В 1957 году Тамара Ивановна перешла на "лакобанку" в отдел главного механика. Там стала заниматься рационализаторами по техническим вопросам. Рационализаторы рисовали схемы, но надо еще и чертежи сделать, описание грамотно составить. Самородки, они что-то придумывали, совершенствовали, скучать не приходилось. Года не прошло, пригласили в техотдел Приморрыбпрома. Отделом заведовал Андрей Всеволодович Шишмарев. Старшим инженером был Рубан, он работал в свое время на "лакобанке", его Себто сменил. Приморрыбпром перевели на Эгершельд, а в здании разместился Главдальвостокрыбпром, будущая Дальрыба. Новую должность предложил Дроздов, бывший главный инженер Приморрыбпрома, перешедший в Главдальвостокрыбпром. Он очень хорошо относился к новаторству. Проводили совещания, собрания изобретателей и рационализаторов, причем, не только во Владивостоке, а и на выездах. Слеты состоялись через каждые два года. Работа теперь велась уже в объеме Дальнего Востока, Сахалина, Камчатки. Отчеты шли в Минрыбхоз. Как вспоминает Тамара Ивановна, плана по подаче рацпредложений как такового не было, руководствовались Положением МРХ об изобретательстве и рационализаторстве. В зависимости от экономического эффекта новаторы получали вознаграждение. Составлялись отчеты по новой технике, а ее поступало очень и очень много. И занимались договорами с ТИНРО, политехническим институтом на выполнение каких-либо механических работ. Дальрыба их финансировала. Тамара Ивановна ушла на пенсию в 1988 году. В 1991 году познакомилась с секретарем Совета ветеранов ТУРНИФа Нелли Александровной Березовской, та помогла составить документы на оформление такой организации в Дальрыбе. В те тяжелые времена о пенсионерах заботились лишь руководители предприятий. Кому-то нужна материальная помощь, кто-то умер и похоронить его не на что. У кого-то юбилейная дата, а о человеке забыли… Юрий Михайлович Москальцов поддержал инициативную группу - нужен такой Совет. Т. Себто стала председателем, долгое время заместителем был Алексей Кириллович Рассадников, сейчас его сменил Николай Сергеевич Филипецкий, секретарем избрали Люцию Константиновну Усову. Что интересно, все члены совета в свое время обучались в Дальрыбвтузе.
    Юрий Григорьев


    печатная версия


    перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
    101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
    Вв можете писать нам на электронный@адрес