Участники проекта
История
в событиях и лицах
История отрасли
в цифрах и фактах
Фотоархив



Рыбацкие были
К списку публикаций

Библиотека музея

АЛЕКСЕЕВ Александр
 • Любовь, Амур, счастье
Адмирал Г. И. Невельской (1813-1876 гг.)
БОБЫЛОВ Юрий, с.н.с. ВНИЭРХ ФАР
 • Внешнеторговые аспекты рыбохозяйственной политики России:
вопросы государственного регулирования в период до 2010 года

БУГАЕВ Виктор
 • Мир реки
 • Рыбы бассейна реки Камчатки
ВАХРИН Сергей
 • Встречь солнцу
 • Ппотомки остроклювого Бога (камчадалы)
 • Покорители великого океана
ГАВРИЛОВ Сергей
 • Камчатское наследие
Исторические очерки
 • Маленькие камчатские истории
ДЕНИСЕНКО Иван Федорович
 • Новые горизонты
Историко-краеведческий ежегодник
 • Вопросы истории Камчатки
Государственный комитет РФ по рыболовству, КГТУ (камчатский государственный технический университет)
 • Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки
Историко-краеведческий сборник
ИВАНИЦКИЙ В. М.
 • Жил отважный капитан...
КОТЛЯР Николай Исаакович (о нем)
 • Министр и человек. Воспоминания о будущем
 (PDF версия, 1.2 Mb. Для просмотра требуется Acrobat Reader)
 (Иллюстрации к книге. PDF версия, 2 Mb.)
КРАМАРЕНКО Г.А.
 • Путешествие на Камчатку и обследование ее в рыболовном отношении в 1907 году
КРИВОНОГОВ Тимофей
 • "Мне хочется немного рассказать о тогдашней жизни..."
 • "Люди и судьбы"
 • Морские были
ЛЕМАН Всеволод Николаевич
ЕСИН Евгенй Владиславович
 • Иллюстрированный определитель лососеобразных рыб Камчатки
 (PDF версия, 1.9 Mb. Для просмотра требуется Acrobat Reader)
ЛАНГБУРД Евдокия
 • Дорога в полтора века
 • (один файл ~390kB)
МАТЕРИАЛЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ
 • Рыбные промыслы Дальнего Востока в 1912 году
МОИСЕЕВ Роберт, МИХАЙЛОВА Татьяна
 • О стратегиях управления природопользованием в бассейнах лососевых рек Камчатской области
 (PDF версия, 15.9 Mb. Для просмотра требуется Acrobat Reader)
НИКИТИН Андрей
 • Остановка в Чапоме
ОРЛОВ Виктор
 • Ресурсы недр в развитии Севера (на примере Камчатского края)
РОССТАТ. Приморский край
 • Рыбохозяйственный комплекс Приморья.
Официальное издание 2007 год.

Рабочие материалы к проекту
 • Стратегии социально-экономического развития Камчатского края на период до 2025 года
САНЕЕВ Николай
 • У кромки России
 • Поделись, и твоего не убудет
САФРОНОВ Станислав, СЛИЗКИН Андрей
 • Промысловые крабы прикамчатских вод
СИНЯКОВ Сергей
 • Рыбная промышленность и промысел лососей в сравнении с другими отраслями экономики в регионах Дальнего Востока
СМЫШЛЯЕВ Александр
 • Геологи Камчатки
 • (один файл ~840kB)
 • Запорожье камчатское, славное…
 • Рыбаки океана
СТЕЛЛЕР Георг
 • Описание земли Камчатки
ТЕРЕЩЕНКО Александр
 • Королева Камчатки
ТИТОВА Галина
 • Биоэкономические проблемы рыболовства в зонах национальной юрисдикции
 • Кризис социальной мысли
 • Миссия России
ТОКРАНОВ Алексей
 • О "бесчешуйном звере" и других обитателях камчатских вод
(электронная версия)
 • Удивительные творения природы
(электронная версия)
ЧЕРНАВИН Владимир
 • Записки "вредителя"
ЧЕРНЫЙ Эрнст
 • Российское рыболовство. Заметки на фоне коррупции
ШИРОКОВ Эдуард, ШИРОКОВА Елена, ДЬЯКОВ Максим
 • Экономическая оценка природного потенциала шельфа западной Камчатки
 (PDF версия, 2.13 Mb. Для просмотра требуется Acrobat Reader)
ШУНТОВ Вячеслав
 • Зигзаги рыбохозяйственной науки (субъективные заметки)
ЭСКИН Борис
 • Плывет в океане завод


ФОРУМ


Партнеры

Флот страны Советов и что мы потеряли

История рыбной отрасли Севера
Мурманск, Архангельск, Петрозаводск
(Георги Виктор Сергеевич)



Корабли и судьбы

Часть III
Бaрановы

Военное лихолетье
Игорь Алексеевич Баранов родился в г. Старый Крым 17 августа 1930 г. о событиях, которые врезались в детскую память, он рассказывает в своих воспоминаниях.
Старый Крым
"Весна, мне 9 лет, был в лесу, нарвал букет подснежников и принёс маме. Её трогательная реакция запомнилась на всю жизнь.
1937 год. Впервые увидел горящую электрическую лампочку (накал был очень слабый).
В Ст. Крыму установили локомобиль и это было громадное событие для всех жителей. Всем миром рыли ямы и ставили столбы, потом тянули провода. Электрик, поднявшийся на "кошках" по столбу, производил впечатление, равное по эмоциям реакции на полёт Гагарина.
В 1939 г. приехал кукольный театр, и в горсаду было представление "Три поросёнка". Полученные эмоции были равны капитанским эмоциям от благодарности капитана порта Санта-Крус де Тенерифе за удовольствие, которое он получил, глядя на разворот базы "Восток" в маленькой акватории порта и её швартовку к причалу.
Весной 1944 г. в день освобождения города от фашистов мы с другом Сашкой Петровым обследовали участки соседней улицы, и я увидел мёртвую бывшую одноклассницу в окровавленной постели с колотой раной в груди.
Перед войной я закончил 4 класса школы.
Летом 1941 г. в город вошли немцы и румыны, в том числе группа СС на тяжёлых танках французской постройки. Нам в дом поселили молодого танкиста-солдата. Я с ним жил в одной маленькой комнате. Звали его Ганс, ему было до 20 лет. Иногда он приносил нам консервы, сладости и был нормальным человеком. Наши "кукурузники" иногда ночами бомбили. Наша семья пряталась в подвале. Однажды самолёт врезался в гору и мы (дети) тщательно обследовали это место. Конечно, пополнили свои запасы пороха, которые нам нужны были для игр. Мы - это я и мои друзья-соседи Александр Петров, Анатолий и Виктор Чубы и др. На окраине города весь период оккупации у дороги на Симферополь были вкопаны 2 столба, к которым привязывали захваченных в горах партизан и расстреливали их. Трупы убирали летом через 2-3 дня, а зимой - перед очередной экзекуцией. Партизан в основном ловили по наводке местных татар. Конечно, мы голодали, и я три раза в неделю пас коров соседей, которые ещё остались, т.к. румыны довольно часто отбирали их и резали для кухни. Платили мне поллитра молока с коровы за день. Топили плиту хворостом, который мы с Борисом возили на тачке из леса. Я сделал ящик для чистки сапог, внешне похожий на шарманку, делал из сажи с жиром ваксу и подрабатывал по субботам и воскресеньям на центральной улице, драя сапоги немцам и румынам. Чаще кидали пфеннинги, иногда ничего. Одна из тяжёлых моих обязанностей была нянчить младших при отсутствии мамы, которая работала. Это был мой первый опыт руководителя и воспитателя.
В апреле 1944 наши освободили Феодосию, и танки двинулись на Старый Крым. Накануне пьяные эсесовцы, недобитые в Феодосии, вошли в город со стороны Феодосии и прочесали крайние к лесу две улицы - Северная и Марии Расковой. Всё живое умертвили: людей, животных, птиц. За три дома от нашего на следующий день мы обнаружили младенца, которого, держа за ножки, ударили головой о стену дома и бросили. Наша улица им. Розы Люксембург была третьей и выбита частично, а оставшихся утром выгнали на улицу нас с мамой и детьми, соседей - и вслед стреляли, погоняя. Одна пуля попала мне в шапку, а соседу старику Кормалинину прострелили бедро, но он продолжал бежать, чтоб не добили. На центральной улице нас соединили с людьми, шедшими по главной улице, и всех загнали в клуб автодорожников, там находился отец. Вечером нас выстроили вдоль стены, примерно человек 50, вышел унтер-офицер и 3 автоматчика, приготовились стрелять. Отец взял Танюшку (5лет) на руки и повернулся спиной к автоматчикам, а мне с Борисом сказал: "Начнут стрелять - бегите через канаву к реке в лес". В это время подъехал мотоцикл с румынским офицером, двумя солдатами и пулемётом, наведённом на немцев. Офицер громко и эмоционально говорил унтеру, что нельзя стрелять в невооруженных людей. А нужно немедля удирать. Нас снова загнали в клуб, а они укатили на Симферополь. Через несколько км перед селом Салы их всех уничтожила партизанская засада. Рано утром вошли в город наши войска. Радость у всех была неописуемая.
Через несколько дней папа был призван в армию, мама пошла в дорожные рабочие. Жили впроголодь. Я решил уехать в ремесленное училище г. Керчь. Мне было 13 с половиной лет, мама вынуждена была согласиться - на один рот меньше. В апреле я уехал в Керчь, но в Феодосии узнал, что в училище принимают после 14 лет. Решил беспризорничать на железной дороге по московскому направлению, катался до Курска, Орла и Тулы. Ездили втроём в пустых ящиках для аккумуляторов, расположенных под вагонами, на крышах или подножках. Это была очень сложная жизнь. Пищу выпрашивали или воровали, поэтому нас преследовали пассажиры, проводники, милиция и пр. Это длилось до осени. Стало холодать и, когда в очередной раз железнодорожная милиция нас поймала, на станции Владиславовка под Феодосией, я не сбежал во время конвоирования в Керчь, как это многократно делал раньше. Меня 30 октября 1944 г. сдали в во вновь организованное ремесленное училище №1 г. Керчь, расположенное на колонке (посёлке) металлургического завода им. Войкого. Училище размещалось на территории бывшего немецкого лагеря для наших военнопленных (в основном десантников). Нас разместили в трёхэтажном доме на первом этаже, а мы с кроватей видели небо, так как крыша и перекрытия были разрушены. Утром просыпались, сметали снег с одеяла и пола, но не болели, а клопы и особенно вши загрызали, хотя раз в 10-15 дней приезжала "вошебойка" и проводила дезинсекцию. Мастерские соорудили в бараках. Несколько станков, немного инструмента и прочее (например, трансмиссию, электродвигатели для станков дали заводчане).
1944 год в основном работали: отремонтировали капитально столовую, строили цеха - слесарный, кузнечный, модельный, литейный и пр., устанавливали станки и другое оборудование. Изготавливали мебель, инструменты, точили болванки снарядов. Собирали в округе обломки сбитых самолетов, резали и плавили алюминий, отливали кастрюли, миски, кружки, ложки, вилки. Обеспечили посудой себя, а потом сдавали кому-то в городе. Хотя посуда появилась, кормили слабо. Утром чай (заварка - сухая морковь). В обед - тарелка супа (почти одна вода) и ломтик хлеба, 12-15 солёных хамсин, чай (иногда компот из сухофруктов). На ужин - чай. Хлеба на день давали 400 гр. В округе отловили всех котов и крыс и жарили их в развалинах. Когда неопытные хозяйки вывешивали сушить белье, мы его воровали и по очереди продавали на рынке железнодорожного вокзала. Часто ходили в ближайшие рыболовецкие села Капканы, Еникале, и там на причалах воровали из чанов солящуюся хамсу, тюльку. Конечно, когда рыбаки нас ловили, то били и отбирали добычу. Но были и доброжелательные, которые украдкой давали нам немного рыбы.
В эти времена у меня на затылке было несколько фурункулов, одни прорывали, а другие зрели и очень болели. Меня отправили в больницу и вылечили, кажется переливанием крови. В училище было 2 группы девочек, из них я запомнил Олю с Кубани. Может, потому, что сохранилась фотография - она и однокурсник Хондышко. Через несколько месяцев наладился процесс учёбы и работы через день. Я учился на слесаря-ремонтника токарного парка, был старостой группы слесарей. Нас направляли работать по месяцу в токарный, литейный, модельный, кузнечный и, конечно, в основном работали в своём слесарном цеху. Мне нравилась работа во всех цехах, но больше всего в своём слесарном и инструментальном. Руководство и мастера подобрались толковые и благодаря их опыту, мастерству я получил отличные навыки и знания токарных, слесарных, модельных, кузнечных, инструментальных работ, которыми я пользуюсь всю жизнь и получаю удовольствие, особенно сейчас, на пенсии. Очень сильно благодарен моему первому наставнику - мастеру слесарей, отставному по ранению моряку КЧФ Ивану Ильичу Иценко, на могиле которого я всегда бывал, будучи в Керчи в командировках.
1 июля 1946 г. закончил РУ № 1, это был первый выпуск училища. Выпускная работа: за 6 часов отремонтировать подшипник токарного станка; разобрать, отлить вкладыш из бобита, проточить, отшлифовать с точностью 12 пятен на дюйм, установить и пустить станок. Я справился с этой работой на отлично и получил 6-й разряд слесаря-ремонтника. Это был единственный шестой разряд в этом выпуске. Седьмой - это уже мастер.
1946 год. После окончания керченского ремесленного училища.
За период учёбы и работы для фронта получил звание участника ВОВ.
Меня направили работать слесарем-ремонтником на Керченский металлургический завод, где проработал 3 месяца в основном на приёмке станков и другого оборудования, прибывавшего из Германии по репатриации. Вдруг пришло постановление о нецелесообразности восстановления завода, и нас отправили на Донбасс в г. Енакиево на госметзавод им. К. Маркса. Меня назначили бригадиром ремонтников прокатного цеха. Бригада состояла из 22 чел., в том числе 12 пленных немцев. Цех производил железнодорожные рельсы. Жить нас поместили в бане, которая имела бетонные полы, стены и потолки, отопление представляло одну трубу, которая грела очень слабо, стены промерзали, а мы и клопы выживали. Кормили в столовой один раз - в обед (тарелка супа с несколькими крупинками и головой или хвостом рыбы, хлеб 500гр, а когда перевыполняли план - 700 гр. (немцам давали обычно 700 гр, а при перевыполнении ?). С голодухи охотились на ворон, сидящих на замороженных мартенах. Стреляли из рогатки застывшими каплями металла. Проработал там несколько месяцев и, несмотря на действующий закон (давал подписку: "ознакомлен") о привлечении к уголовной ответственности за побег с работы выпускников РУ и ФЗО (5-7 лет заключения) и что все документы сданы в отдел кадров, сбежал. Явился в Керчь к своему мастеру Ивану Ильичу. Он сказал, что меня наверняка здесь поймают, и я на следующий день уехал из Керчи в сторону Феодосии на ж/д станцию Семь Колодезей, рядом находилось село Кият, где жила семья брата отца дяди Фавы, его жена Маруся, дети Вера, Валентина и Сергей. Они голодали, поэтому я через несколько дней ушёл пешком к тёте Инне, сестре отца (муж Михаил, дети Тамара, Анатолий, Виктор и Сергей) в село Красный Кут.
Это хутор рыбаков недалеко от Арабатской стрелки на берегу Азовского моря. Михаил настаивал, чтобы я, преступник, ушёл от них, а тётя Инна не соглашалась. Через месяц приехал мой отец, и мы с ним (он был ещё военнослужащий) уехали по месту его службы в с. Бегичево Богородицкого р-на Тульской области, где был лагерь военнопленных немцев и венгров, а отец там служил начфином.
Тут наконец собралась вся наша семья: мама, отец, дети - Борис, Римма, Татьяна и я. Жили мы в сборном деревянном домике в двух комнатах. Днём приходил денщик отца (венгр из военнопленных), помогал рубить дрова и т.п. Его звали Имре из города Сомбатхея около озера Балатон. До войны он работал портным и всем нам из шинельного сукна пошил куртки. Остались в памяти унылые длинные шеренги военнопленных, идущих на угольные шахты. Много снега и обилие еды. Отец собирался демобилизоваться, и перед этим поехал со мной в Киев к своей матери выяснить возможности переезда всей семьей. Я остался в Киеве. Работал слесарем в бригаде ремонтников артезианских скважин в водоканале. Устроился в вечернюю школу № 12 г. Киев в 7 класс.
Дело в том, что, окончив в 1941 г. четыре класса, я не учился в 5 и 6 классах. В 1947 г. при поступлении в вечернюю школу в Киеве у меня не было вообще никаких документов об образовании - табель за 4-й класс, паспорт и диплом ремесленного училища остались в отделе кадров Енакиевского завода. Директор вечерней школы вначале вообще не хотел принимать меня без документов, а тем более сразу в 7-й класс, куда хотел я. Звали его Илья Израилевич, видимо он был опытный педагог и мудрый человек, знавший жизнь и людей, и мы договорились, что если я не потяну сразу 7-й класс, то останусь там ещё на год. В аттестате за 7-й класс (тогда 7-й, а не 8-й класс был выпускным, аттестуемым) у меня было две четвёрки (поведение и биология), а остальные все тройки (по пятибалльной системе). Но всё-таки я вытянул 7-й класс и перешёл в восьмой.
Летом 1947 г. отец демобилизовался, и вся семья приехала в Киев. Разместились у бабушки Веры, которая жила в деревянной пристройке к дому Семенкевич Натальи Ивановны на ул. Кудрявская. Пристройка имела две комнатки общей площадью 10 кв.м. Спали на полу. Муж Натальи Ивановны Семенкевич - Костик (Константин Алексеевич) - был братом моего деда Леонида, землемер по профессии, прапорщик (в 1938г. репрессирован и погиб в Белом море в 1941 г. на разбомблённой барже).
Режим у меня был следующий: слесарил с 8 утра до 17 и три дня в неделю, с 18 до 22-23 часов - школа. В водоканале я работал в аварийной бригаде по артезианским колодцам, в обязанности нашей бригады входило поддержание скважин и их оборудования в рабочем состоянии по Киеву и окрестностям, в т.ч. двух скважин на даче 1-го секретаря ЦК КПУ Н.С. Хрущёва. Однажды после большого приёма делегации Чехословакии он пришёл к нам, ремонтирующим одну скважину на хоздворе. По-отечески разговаривал с нами. Особенно ему понравились я и мой товарищ Валентин Григорьев, с которым мы вместе работали и вечерами учились. Он нас похвалил и сказал, что мы на верном пути. Эта простота и доброжелательность произвела на всю бригаду большое впечатление. Любили мы ремонтировать колодцы на Подольском пивзаводе. Мы там затягивали работы, потому что с утра и до вечера в помещении скважины стояло дежурное ведро со свежим пивом, которое очень любил наш бригадир Коршун. Он в период с 1917 по 1921 гг. успел послужить в армиях Петлюры, белых, красных и других. Отличался высокой эрудицией в судебно-правовом деле, хотя не имел специального образования, - даже мог предсказать приговор. Он нам уже после одного-двух заседаний суда об этом говорил, и, как правило, прогноз оправдывался. Это было его хобби, и он не пропускал ни одного громкого судебного дела в Киеве.
В школе я познакомился с Софией Сергеевной Гавриленко, мы учились в одном классе, очень подружились, потом , когда я учился в мореходке, она ждала меня 4 года. После окончания училища мы поженились. Брак оформили в гор. ЗАГСе г. Киев на ул. Ленина, напротив оперного театра 25 февраля 1954 г. - без поздравлений и цветов. На свадьбе были мои друзья по мореходке Виталий Хомбак, Алик Чехов, Владимир Герцак и все родные. Происходило всё это дома на ул. Михайловская. Всё мое имущество - комплект форменного обмундирования, знания, опыт и диплом мореходки.
!947 год. Игорь Баранов и Соня Гавриленко встретились и больше никогда не раставались.
В 1949 г., работая слесарем, закончил 8 классов вечерней школы. Собирался окончить 10 классов и поступать в Рижское военно-морское училище, так как ещё в 1938 г. всей семьёй ездили на телеге с одним конём (кличка Манюк) через перевал из Старого Крыма в Коктебель на море.
Это моё первое знакомство с морем. После этого и до сих пор море - любимая стихия.


перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на www.fishmuseum.ru
101000 г. Москва, Сретенский бульвар, дом 6/1, корпус 1, офис 7. Телефон/факс: 8 (495) 6249187; 8 (495) 6215017
Вв можете писать нам на электронный@адрес