печатать

 http://www.cossackdom.com/personal/kutuzov_korf.htm

Андрей Николаевич Корф. Первый из восьми...

Приамурское генерал-губернаторство как компонент государственной системы Российской империи просуществовало с 1884 по 1917 год - меньше любого другого. За это время на посту генерал-губернатора сменились восемь человек. Семеро из них были генералами, один - выдающимся и несправедливо забытым ученым. Они были разными по характеру, управленческой хватке, достигли разных результатов в своей деятельности. Объединяет их в общем одно: их дела известны очень ограниченному кругу людей, как правило - историков и краеведов. Их опыт как ресурс современной власти совершенно не используется. Причины могут быть разными, но скорее всего этот опыт попросту неизвестен. Мы по мере сил попытаемся рассказать о нем. И начнем с генерала от инфантерии Андрея Николаевича Корфа - первого из восьми...

Начать придется издалека. Не в смысле географическом, а в смысле повествовательном. Исторической точкой отсчета Приамурского генерал-губернаторства и Приамурского военного округа следует считать май 1884 года - когда был назначен на должность генерал-губернатора и командующего войсками округа генерал от инфантерии, Андрей Николаевич Корф. Однако этому событию предшествовали многие другие, находящиеся с ним в неразрывной, но скрытой связи. Во многом создание генерал-губернаторства и округа стало следствием специфической внутренней политики, проводившейся государем Александром III.

Вступивший на престол после убийства своего отца Александра II народовольцами, Александр попал в положение ротного командира, волею судеб вознесенного до командования армией. И дело здесь не столько в отсутствии опыта, сколько в не осознании масштабов применения собственного решения: армия - далеко не рота. А командовать (читай: управлять) его учили именно ротой. Он во многом повторил судьбу своего царственного деда Николая Павловича: тот был по счету третьим сыном царствующего императора и мог занять престол лишь при исключительных обстоятельствах. Так оно, собственно, и произошло, однако ни Николая Павловича, ни его царственного внука Александра к исполнению царских функций не готовили. Наследовать престол Александра II должен был его старший сын, Николай Александрович, но он рано умер. Александр Александрович стал наследником в двадцать лет, будучи уже сформировавшейся личностью. Его воспитывали как Великого князя - то есть в военной перспективе. Основам государственной политики его учил профессор Константин Победоносцев - один из самых осведомленных правоведов страны. Историю ему преподавал сам Соловьев, а военное дело - капитан Драгомиров. Александр лично участвовал в Балканской кампании 1877 года, командовал при этом особым Рущукским отрядом. Начальником штаба в том отряде был полковник Петр Ванновский - это имя еще встретится нам. Вступил на российский престол новый император во времена смутные и неспокойные. Первое марта 1881 года, когда император российский был убит собственными подданными, навсегда развеяло миф о российской патриархальщине. Более император не сможет сказать: народ меня любит, как отца. Настороженность и опаска собственных соотечественников мрачной тенью нависала над всем, что собирался делать новый монарх. Причем опаску эту в нем старательно поддерживали близкие лица его окружения - в первую очередь обер-прокурор Святейшего Синода (по сути министр по делам религии, главный идеолог страны) К.П. Победоносцев - тот самый, который учил его основам государственной политики. Именно он, Победоносцев, настоял на резком сворачивании либеральных реформ покойного Александра, прежде всего - на непринятии новых основ государственного управления, так называемой "конституции Лорис-Меликова". Заметим в скобках, что принятие этих основ было последним желанием умиравшего Александра II, а нарушение воли умирающего неприемлемо для верующего христианина. Александр III волю отца не исполнил. Поскольку именно либерализмом и вседозволенностью предшествовавшего правления его наставник Победоносцев объяснил все проблемы России. Призвав взять на вооружение идеологию абсолютной монархии, Победоносцев попытался воплотить в реальность идею государственного единомыслия, выражавшуюся в знаменитой фразе "Монархия, православие, народность". Что автоматически предполагало насильственную русификацию всего и вся: от образования до собственных имен. Впервые Россия познала ужас еврейских погромов. Жестким преследованиям подвергся бытовой и литературный украинский язык - что впоследствии трансформировалось в непримиримый украинский национализм, активно и тайно поддержанный Австрией. Для контроля за столь сложной обстановкой был необходим специальный аппарат - в 1884 году были созданы печально известные Отделения по охране общественного порядка - в просторечии "охранка". Внутреннюю политику можно было охарактеризовать фразой: лучше перебдеть, чем недобдеть. Помогало, впрочем, не очень: за время царствования Александра против него было составлено до десятка заговоров - за подготовку одного из них был казнен петербургский студент-химик Александр Ульянов.

Экономика страны развивалась ощупью. Крестьянская реформа 1861 года, хотя и освободила крестьян, но без земли. Ее можно было только выкупить - кредиты государство предоставляло на долгий срок. То есть из кабалы помещика крестьянин попадал в кабалу государства. Кроме того, землей наделялась не крестьянская семья, а община - что сильно затрудняло введение ее в рыночный оборот. Бывший класс земельных собственников не особенно спешил переквалифицироваться в производственников - да и не был готов себя представить таковым, если по правде...

Наступало время новых сословий: предпринимателей и купечества. Для них открывались банки, в том числе и акционерные коммерческие - число их к 1873 году достигло 39 при капитале более одного миллиарда рублей. В 1882 году был создан Крестьянский банк - для кредитования крестьянского предпринимательства, несколько позже - банк Дворянский. Финансовое оздоровление общества (после Крымской войны государственный дефицит вырос почти в шесть раз) потребовало монетаристских подходов - хотя такого термина тогда еще не знали. В 1884 году министр финансов Н. Бунге взял курс на золотую валюту - началось накопление золота в Государственном банке. Месторождения золота начали активно разрабатываться промышленным, а не кустарным способом. На середину восьмидесятых приходится первый золотой бум Сибири и Дальнего Востока: на Амурские золотые рудники валом повалили китайцы-сезонники, множество фартовых людишек одними им ведомыми тропами двинулись к своим золотым речкам. Была повышена цена на золото, его стало выгоднее продавать собственному правительству, нежели свозить за Амур китайцам. На наполнение золотого запаса были поставлены все без исключения государственные ресурсы, - даже те, которых не хватало самим. Преемник Бунге И. Вышнеградский выдвинул лозунг: "Недоедим, а вывезем" - и сотни тонн русского хлеба пошли за границу: там гораздо больше платили... Вам это ничего не напоминает, дорогие читатели? Этот процесс некоторые исследователи называют "началом первой русской индустриализации".

Внешнеполитическое положение России было сложным. Вторая Балканская война, закончившаяся освобождением Болгарии и Сербии от пятисотлетнего османского ига, дала лишь частичное удовлетворение армейскому самолюбию - за позор Крымской войны. Что касается войны Балканской, то реальных политических выводов из нее не сделали. По большому счету, война осталась для России незаконченной - поскольку до Константинополя, как и в первую Компанию 1828 года, армия не дошла. Как писал об этом русский военный историк А. Керсновский - задержанная робкой дипломатией по первому боцманскому свистку с английского броненосца. Англичане здесь упомянуты неспроста: именно они были главным противником укрепления России в важнейших узлах морских коммуникаций - к которым относились как Босфор, так и ... Владивосток, как это ни покажется странным. Именно во время той Балканской войны на Дальнем Востоке происходили события, которые в полной мере можно назвать подготовкой к обороне побережья. Прежде всего это беспримерный переход казаков Уссурийского батальона Амурского казачьего войска для обороны бухты Новгородской залива Посьет - самый юг нынешнего Приморского края. Зимой, без командиров и маршрутных карт, поодиночке и небольшими группами казаки прошли более пятисот километров, и уже весной 1877 года были готовы оборонять побережье. Тогда же было принято решение о необходимости строительства первых береговых батарей Владивостока. Со временем Владивосток будет назван лучшей морской крепостью мира... В общем, к началу правления императора Александра Россия находилась в состоянии, если можно так выразится , начала большого пути. В экономике, политике, обороне. То есть царь поневоле должен был стать реформатором. Реформы неизбежно должны были произойти - и они произошли.

Прежде всего это была военная реформа, часто называемая по имени ее "отца-командира" Петра Ванновского, назначенного Александром на пост военного министра. Сам себя Ванновский называл "собакой в погонах" - можно себе представить, как к нему относились в войсках. А суть его реформы сводилась к значительному ужесточению военного руководства и реорганизации военного управления. Именно Ванновскому принадлежала идея реорганизации Восточно-Сибирского военного округа в два новых: Иркутский и Приамурский. Поскольку управлять уссурийским батальоном Амурского казачьего Войска из Благовещенска представлялось крайне затруднительным - а других воинских частей и связи с Владивостоком попросту не было. Однако создание нового военного округа требовало и изменения в общем административном устройстве страны. Именно поэтому император принял решение о создании Приамурского генерал-губернаторства. На должность генерал-губернатора был избран генерал от инфантерии Андрей Николаевич Корф. И выбор был не случайным.

Корфы - русский баронский и графский род, происходящий из Вестфалии и выехавший в Прибалтику в XV веке, откуда расселился тремя ветвями по Литве и России. Фамилия дала выдающихся государственных и военных деятелей трем странам: России, Польше и Германии. Среди них - польский посол в Дании, немецкий кораблестроитель, директор Петербургской публичной библиотеки, петербургский городской голова. Один из Корфов - кстати, тоже Андрей, имя было очень популярным в семье - ближайший помощник фельдмаршала Фермора, исполнявший обязанности делопроизводителя коменданта Кенигсберга, взятого русскими войсками в Прусскую войну 1758 года - зафиксировал акт принятия русского подданства доцентом Кенигсбергского университета Иммануилом Кантом.

Так что первый Приамурский генерал-губернатор был аристократом самого высокого полета. Он родился в 1831 году - когда поручик Николай Муравьев, будущий Амурский, участвовал в Польской кампании. Как и Муравьев, Корф заканчивал Пажеский корпус в Петербурге, проявляя особенное усердие к артиллерийским наукам. Несколько раз брал корпусные призы в стрельбе, причем едва ли не первым среди кадет освоил нарезной штуцер английского образца - главное стрелковое оружие англичан в Крымской кампании. После окончания корпуса был направлен для прохождения службы в лейб-гвардии Преображенский полк, прапорщиком. Будучи замеченным своим пристрастием к стрелковому делу сразу после Крымской войны, в 1856 году был направлен в Пруссию, Бельгию и Францию - для изучения там стрелкового дела и стрелковой подготовки войск. Французы были первыми, кто организовал правильную методическую подготовку офицеров по стрелковому делу - идея Венсенской стрелковой школы была со временем воплощена в России, и первый шаг этому положил именно Андрей Николаевич Корф. В Петербургском гарнизоне была организована особая учебная стрелковая рота - впоследствии отдельный стрелковый батальон. Первым ее командиром был капитан А.Корф. В 1859 году был направлен в Кавказскую армию - для приобретения боевого опыта. При знаменитом штурме Ведено, главной твердыне Шамиля, штурме, длившемся непрерывно с 17 марта по 1 апреля, - был отмечен среди первых храбрецов. В числе первых взобрался на завалы, сумел увлечь за собой гребенских казаков, был ранен в ногу. Награжден Святым Георгием IV степени. После ранения особенно полюбил танцы - именно мазурками полковые врачи рекомендовали разрабатывать поврежденную мышцу. Административный опыт приобрел в обстоятельствах экстремальных: при умиротворении крестьянских волнений в Подольской губернии в связи с введением "Положения о крестьянах от 19 февраля 1861 года". Волнения удалось приостановить без принятия суровых мер. В 1865 году получил в командование первый свой полк. Затем был начальником штаба Рижского военного округа, командиром лейб-гвардии Литовского полка. В 1878 году - генерал-лейтенант, с 1879 - генерал-адъютант, лицо из царской свиты. Александр III знал Корфа давно, едва ли не с начала семидесятых. Существует легенда о том, что царя привлек лихой внешний вид генерала, его прекрасная кавалерийская выучка. Кроме того, Корф был очень рослым и массивным - чем тоже сильно походил на царя, с которого, как известно, Васнецов писал своего Илью Муромца. Так или иначе, но царь назначил генерал-губернатора не советуясь ни с кем. И, надо сказать, назначение оказалось более чем удачным.

Новый генерал-губернатор прибыл в край морем, через Владивосток. Его первым решением на новой должности было выделение из казенных сумм средств для создания Общества изучения Амурского края - первой научной общественной организации в генерал-губернаторстве. Андрей Николаевич Корф - почетный член ОИАК, навечно зачислен в его списки.

Очень быстро стало понятно, что новое генерал-губернаторство может развиваться лишь за счет собственных ресурсов и ресурсов близлежащих государств - к сожалению, надежда на Центральную Россию была никакой. Поэтому генерал начал с того, с чего начал бы любой военный в любом столетии: с определения собственных ресурсов и проведения своеобразного военного совета. Узнав, что основные капиталы края вращаются в сфере морского промысла - причем далеко не все могут быть даже учтены в интересах казны - Корф оказывает поддержку, в том числе финансовую, капитану Фридольфу Геку в организации экспедиции на Чукотку в целях изучения перспектив китобойного промысла. Роль военного совета при новом генерал-губернаторе сыграли съезды сведущих людей - которые заслуживают отдельной статьи. Каковая, без сомнения, будет опубликована в нашей рубрике, но сегодня осветим этот вопрос вкратце.

Съездов сведущих людей было всего четыре. Первый собрался в 1885, последний - в 1903, уже при генерал-губернаторе Субботиче. Все съезды проходили в Хабаровске, который был избран центром нового генерал-губернаторства и одновременно центром его самой большой области: Приморской. На первом съезде было 26 участников, собранных изо всех областей генерал-губернаторства: Забайкальской, Амурской, Приморской. Собственно съездом в современном понимании этого слова форум назвать нельзя, поскольку его участники не являлись делегатами, никем не избирались. "Вы не избранные, вы выбраны мною" - сказал генерал-губернатор в первом выступлении перед участниками съезда. Современник назвал бы это собрание экспертным семинаром. Работа была организована посредством пленарных и секционных заседаний, при вынесении решения учитывалось не только мнение большинства, но и особые мнения участников, которые можно было высказывать совершенно открыто - и это даже поощрялось. Главным вопросом практически всех съездов был вопрос промысловый - именно его видели главным в деле увеличения поступлений в казну. Такой подход неожиданно показал недостаток в административном составе губернаторства: Забайкальскую область эти вопросы совершенно не волновали, она явно была лишней в этой организации. На второй съезд, 1886 года, собралось уже 73 человека, и съезд длился 23 дня. Помимо губернаторов областей на нем присутствовали и принимали активное участие в обсуждении вопросов многочисленные предприниматели, хорошо извествные на Дальнем Востоке: Я.Семенов, М. Шевелев, В. Бабинцев. По словам генерал-губернатора Приморской области генерала Баранова атмосфера на съезде была такова, что "всякий мог свободно, без всякого стеснения рассказывать свои взгляды и свои мысли". В этом съезде принимал участие генерального штаба подполковник Иван Павлович Надаров - он оставил замечательные записки об этом событии - к сожалению, практически неизвестные широкому читателю. Второй съезд наметил основные направления развития края, которые в нескольких словах можно выразить следующим образом: государственная политика в поддержку морского промысла, приграничной торговли и освоении края на основе предпринимательской деятельности. Еще тогда, более ста лет назад, толковые люди поняли: перспектива развития края в абсолюте зависит от активной деятельности людей, осваивающих этот край не только для нужд государственной обороны, но и для собственных потомков. Главный упор был сделан на привлечение на Дальний Восток новых сил: крестьян, казаков, ученых людей, капиталистов. Впервые были рассмотрены меры по удержанию в крае военных запаса - тем более, что линейные батальоны хорошо зарекомендовали себя как первопроходцы нового края. Тогда же, озабоченный недостатком казачьего населения вдоль границы, Корф предложил Петербургу рассмотреть возможность о причислении в казаки крестьян-переселенцев. Идея была отвергнута петербургскими "знатоками" казачьего быта, считавших, что казаком можно только родится, что это некая особая порода людей. Некоторое время спустя другой генерал-губернатор, Павел Федорович Унтербергер не станет слушать этих "знатоков" казачества и воплотит замысел Корфа в жизнь.

В это время монетаристская политика государства начала давать первые сбои. Вывоз хлеба на продажу за границу превысил все допустимые нормы - кошмарный голод 1891 года был страшным отрезвлением от стремления накопить как можно больше и любой ценой. Это был своего рода продовольственный дефолт, потребовавший обосновать известные границы, определявшие продовольственную безопасность государства. К этому времени продовольственное положение дальневосточных поселенцев значительно улучшилось, крестьяне и казаки снимали хорошие урожаи, начали понемногу богатеть. Поэтому агитировать к переселению на Дальний Восток в общем нужды не было. Особенно стремились сюда крестьяне слободской Украины и Белоруссии - которым попросту не хватало земли. В значительной степени этим же фактором была обусловлена миграция казаков - в основном донцов, оренбуржцев, уральцев. Кстати, уже тогда отдельные наблюдатели подмечали: казаки изо всех сил стремятся вырваться за пределы "общества", стать самостоятельными землевладельцами, не зависимыми от станичного пая. Однако службу государеву готовы были нести точно так же, как и раньше. Общинное землепользование явно тормозило развитие страны. И Дальний Восток виделся в этом застое реальной отдушиной.

Современники оставили много ярких воспоминаний об Андрее Николаевиче. Он был человеком масштабным - и не только ростом и статью. Никогда не опускался до мелочных придирок, рассматривал проблему в целом. Хвалил своих подчиненных всегда на виду, распекал - исключительно ровным тоном, без унижения и оскорблений, и только с глазу на глаз. Был прекрасным кавалеристом, очень метко стрелял. При проверке казачьих станиц уделял главное внимание именно стрельбе, метких стрелков знал по именам. Впоследствии посеянные им семена дали всходы: амурские казаки уже в кампанию 1900 года показали себя прекрасными стрелками. После празднеств 300-летия дома Романовых, где они показали свою меткость, амурцы были официально признаны лучшими стрелками в российском казачестве. Есть что возрождать их нынешним потомкам.

Барон Корф был человеком светским. Он ввел моду на балы в Хабаровске, которая держалась до самой революции. Будучи тонким ценителем женской красоты, он оставался прекрасным семьянином. Вокруг него собирались наиболее просвещенные люди губернаторства - из них он отбирал тех, кого видел в качестве, так сказать, кадрового резерва. Именно ему считал себя всю жизнь обязанным генерал-инженер Павел Федорович Унтербергер - тогдашний военный губернатор Приморской области и наказной атаман Уссурийского казачьего Войска - созданного, кстати, по прямой протекции Андрея Николаевича.

Корфу единственному из генерал-губернаторов выпало принимать у себя наследника престола, будущего царя Николая II. Именно при Корфе началось строительство железной дороги Владивосток-Графская - первого восточного участка Великой Сибирской магистрали. Он же первым предпринял шаги к охране биоресурсов: по его прямому распоряжению казаки-камчатцы несли нелегкую службу в Командорском пикете, охраняя котиковые лежбища. Высочайшим повелением папахи им разрешалось иметь из черно-бурой лисицы и голубого песца - богатство по заслугам. Были предприняты реальные шаги для активизации мореходства, в том числе частного и каботажного. При этом генерал-губернатор явно недооценивал возможности международного сотрудничества в этом вопросе - предполагая в основном русские возможности, которых было явно недостаточно...

В 1893 году было принято решение провести очередной, третий съезд сведущих людей. В нем участвовали уже не десятки, а более сотни участников. Этот съезд, в отличие от предшествующих, поставил более вопросов, нежели дал ответов. Отличительным его качеством было то, что отдельные вопросы рассматривались уже отработанными группами экспертов, прежде чем представлялись на общее рассмотрение, и уж тем более - утверждение. Съезд длился более месяца, закончился в самом начале февраля. Закончился, как водится, балом. На котором в изобилии было представлено прекрасное вино местного сорта, из дикого таежного винограда. Выпив его немало, станцевав все мазурки, какие только были сыграны, генерал-губернатор почувствовал себя дурно. Ночью он скончался от удара. Похоронен был в Хабаровске.

Что сегодня известно о нем? Его не узнают на портрете, будь этот портрет показан. Жители приморской Корфовки, названной в память о нем, ничего не знают о первом Приамурском генерал-губернаторе. Его биография не изучается в школах, его дела - неизвестны его коллегам-управленцам. И это чудовищно несправедливо. Потому что нельзя сделать ничего значительного, если не знать, что было сделано до тебя... Особенно в великом искусстве государственного управления. Достойный муж не забывает предшественников, и тем самым приучает потомков не забывать о себе - говорил когда-то Конфуций. Ни убавить, ни прибавить...

Михаил Кутузов. Общество изучения Амурского края. Владивосток